О чем поспорили два миллиардера?

Во время недавней телеконференции, посвященной финансовым результатам компании, CEO Tesla Илон Маск заявил: «Рвы — это ерунда». Так он ответил Уоррену Баффетту, главе Berkshire Hathaway, который использует слово «ров» для описания препятствий к копированию, сдерживающих конкурентов (подробнее см. здесь — прим. ред.). «Если ваша единственная защита от армии захватчиков — ров, вы долго не протянете, — пояснил Маск. — Главное — это темп инноваций, именно он определяет конкурентоспособность». Баффетт выступил в защиту идеи рвов на собрании акционеров Berkshire Hathaway, на что Маск отреагировал насмешливыми твитами.

В этом споре нет ничего нового кроме, пожалуй, использования Twitter. Как ни забавно наблюдать за публичным спором двух миллиардеров, их точки зрения являются почти идеальным выражением двух наиболее влиятельных стратегий за последние пятьдесят лет.

Идея Баффетта о рвах, сдерживающих конкурентов, стара почти так же, как и понятие стратегии. Значительная часть ведущих работ в этой области связана с выявлением отраслей и положения в них, которое трудно скопировать и которое дает конкурентное преимущество. В своей статье, опубликованной в HBR в 1979 году и посвященной пяти силам, формирующим стратегию, Майкл Портер предлагал компаниям схему, позволяющую проанализировать свое положение, а в статье 1996 года «Что такое стратегия», где советует закрепить устойчивое положение, исходя из уникального преимущества, он систематизировал ее. (Если говорить очень кратко, его совет — «стройте ров».)

Однако еще в начале 1980-х теоретики в области стратегии начали предупреждать, что конкурентное преимущество не статично и сегодняшнего преимущества может не хватить завтра. «Любой компании, работающей в любой отрасли, важно не цепляться за единственный источник преимуществ, — писал в HBR в 1988 году Джордж Сток из компании BCG. — Лучшие и самые успешные игроки умеют не останавливаться и всегда остаются на передовых позициях». Конкуренция настолько динамична, что скорость является критическим стратегическим оружием, продолжает он.

К 1990-м годам динамическим возможностям стратегии стали уделять все больше внимания. Как отмечал Панкадж Гемават, не только активы компании, но и ее возможности могут составить устойчивое преимущество. Эта идея напоминает взгляды на стратегию Маска, который утверждает, что сила Tesla заключается в возможностях для инноваций, а не в активах или нише автомобильного рынка. (Решение Маска сделать доступными некоторые патенты Tesla иллюстрирует его мысль о том, что именно возможности, а не активы, являются конкурентным преимуществом компании).

Пожалуй, идеи Маска больше всего напоминают идеи Риты Гюнтер Макграт из Колумбийского университета, в 2013 году написавшей книгу под названием «Конец конкурентного преимущества». Макграт высказала две основные мысли. Во-первых, компаниям следует отказаться от идеи устойчивого конкурентного преимущества и признать, что любое преимущество является временным. Во-вторых, лучше рассматривать стратегию и инновации в совокупности. «Мысль об устойчивом преимуществе создает неверное представление о стабильности, которое может оказаться смертельным», — пишет она. Даже Маск не сформулировал бы лучше.

Кто прав в этом споре, в ближайшем будущем мы не узнаем. Однако даже в таких динамичных, использующих последние технологии отраслях, как социальные медиа, экономические рвы дают значительное преимущество. Возьмем, к примеру, конкуренцию Facebook и Snap. В компании Snap утверждают, что ее возможности создавать новые, инновационные продукты дают ей преимущество по сравнению с более крупным конкурентом. Но пока эффект масштаба и сетевой эффект — современный ров — позволяет Facebook выглядеть более убедительно.

Не только бизнесмены оценивают возможность рвов обеспечивать стабильную прибыль. Недавно Маск сделал провокационное заявление: «Говоря, что вам нравятся рвы, вы говорите, что вам нравятся олигополии. Политиков начинает беспокоить чрезмерная прибыль, получаемая небольшим количеством суперуспешных компаний, и многие из них согласны с Маском, что эта прибыль получена благодаря недостаточной конкуренции. Многие аналитики предлагали, например, разделить Facebook на несколько компаний или хотя бы ограничить ее возможность поглощать небольших конкурентов.

Возвращаясь к спору двух миллиардеров, стоит отметить, что он не только воскрешает дискуссию двух школ стратегического мышления, но и доказывает (в который раз), что Джон Майнард Кейнс был прав, говоря: «Практичные люди, считающие себя свободными от интеллектуального влияния, обычно являются поклонниками какого-нибудь канувшего в лету экономиста». Однако в данном случае Майкла Портера и его коллег едва ли можно назвать канувшими в лету. Наоборот, их интеллектуальное влияние живет и здравствует.

 

Harward Business Review

Похожие

  • Админ - 5 июля 2018 Компьютерное зрение уже помогает пасти коров, искать преступников и подбирать мебель для дома. Камеры наблюдения с функцией распознавания лиц уже работают в метро и продуктовых магазинах, а беспилотные автомобили колесят по дорогам Калифорнии (и обещают совершить революцию на рынке транспорта). Технология буквально преобразила мир в последние несколько лет. На конференции Machines Can See, организованной VisionLabs при поддержке Сбербанка и Sistema_VC, руководитель отдела исследований Google в области компьютерного зрения Витторио Феррари рассказал Inc., насколько хорошо машины видят сегодня, какие стартапы покупает Google и почему роботы никогда не смогут достичь уровня мышления человека.

    Кусок компьютерного пирога

    Чему вы сейчас учите компьютеры? Какие последние успехи?

    В последние 2 года я руковожу группами по изучению компьютерного зрения, одной — в Google, другой — в университете Эдинбурга. Примерно половина моей работы — это тестирование компьютерных моделей. Кроме того, мы исследуем Transfer Learning и взаимодействие человека с компьютером (human-machine collaboration). Еще я работаю над сегментацией видео, обучаю нейросеть распознавать объекты на видео. Я очень много работаю над контекстом — чтобы компьютер мог полностью описать сцену, которую видит на картинке. Скажем, когда мы видим телефон, мы понимаем, что это телефон, не только по форме предмета, но и по другим предметам и обстановке вокруг него, — и я пытаюсь научить этому компьютер.

    Что компьютеры уже могут легко распознавать с помощью машинного зрения, а над чем еще работать и работать?

    Все упирается в то, что мы имеем в виду под зрением. Представьте, что идеальное компьютерное зрение — это пирог. Если взять все, что человек имеет в виду под словом вижу, то современные модели компьютерного зрения — лишь маленький, тонюсенький кусочек этого пирога. Сегодня хорошо работает распознавание лиц, фигур людей (когда нужно посчитать, сколько людей на том или ином изображении), все, что связано с конкретными объектами, — например, компьютер легко может распознать одно и то же здание с разных точек или найти его изображение в большой базе данных. Кроме того, работает распознавание базовых объектов — например автомобилей или пешеходов на улицах — по категориям. Но стоит выйти за пределы четко структурированной задачи — и распознавание уже едва работает. Попросите компьютер четко и осмысленно описать каждый предмет на картинке и то, как он относится к окружающим объектам. Не просто: это чашка, а на ней какая-то железяка и непонятное пятно, — а со смыслом: фарфоровую чашку держит за ручку человеческая рука, а на блюдце возле чашки лежит металлическая ложка, — это намного превосходит сегодняшние возможности компьютеров.

    Что мы приобретем, если компьютеры научатся этому?

    Можно будет узнавать по фотографии свойства объекта — например  эластичность покрытия стадиона, по которому бежит Усэйн Болт. Мы ведь видим, как движется поверхность, от которой отталкивается его нога, — значит, сможем определить, что это за материал и каковы его свойства.

     

    Следующий уровень — это, например, когда компьютер будет понимать по выражению лица, что человек внимательно слушает (а это уже не столько зрение, сколько понимание культурных особенностей). Или, если на картинке человек держит перед лицом карандаш, компьютер разберется, что он не собирается его съесть, а скорее всего, собирается что-то написать.

    Но для решения таких задач уже нужна логика и здравый смысл. С каждым последующим уровнем пирога мы отдаляемся непосредственно от зрения и заходим на территорию искусственного интеллекта.

    Какие проблемы можно было бы решить с помощью компьютерного зрения, если бы оно было развито до такой степени?

    Если речь идет о конкретных приложениях — поиск по пейзажу или бэкграунду фотографии в Google Photos например. Говоришь компьютеру: выбери фотографии, где я  на пляже. Следующий шаг — когда ты уточняешь условия поиска: я на пляже с собакой и в красном купальнике. Это сразу усложняет поиск по картинкам — ни один продукт сегодня с таким не справляется. Поиск нескольких объектов на фото и постановка в контекст — всё это компьютер пока плохо понимает. Еще более сложный уровень: я кормлю собаку печеньем на пляже. Чтобы найти фотографию, на которой это изображено, компьютер должен построить отношения между твоей рукой, печеньем и собакой и распознать бэкграунд в виде пляжа. Процесс поиска по Google Images практически так и устроен, но условия поиска и тип вопросов, которые вы можете задать, ограничивает его возможности. Базовый продукт у нас есть, но он пока не научился удовлетворять сложным условиям поиска.

    Почему компьютер не умеет принимать разумные решения (и если научится, то еще не скоро)

    Сегодня множество компаний пытаются разрабатывать продукты на основе распознавания изображений. Есть ли свободные ниши на этом рынке?

    Думаю, что вопрос не в наличии свободных ниш. Количество стартапов на рынке не должно ограничивать потенциал конкретной компании. Google, Microsoft и Apple уже выпустили ряд продуктов на основе компьютерного зрения, то есть рынок уже частично насыщен. Но вместо того чтобы думать, а есть ли там свободные ниши, стартапу надо быть креативным и пытаться создать свою собственную нишу. В конечном счете все упирается в человеческие нужды — нужно найти потребность людей и придумать, как ее удовлетворить. Люди покупают машины, ходят в кино, и т.д. Вместо того чтобы размышлять, к какой сфере лучше приложить компьютерное зрение, стоит задать себе вопрос, в какой сфере потребности людей не удовлетворены. Может быть, речь идет о конкретной группе людей, например о российских мужчинах до 25 лет. И уже когда определитесь с проблемой, искать технологию, которая сработает для ее решения.

    В каком направлении стоит двигаться?

    Стоит смотреть на искусственный интеллект в целом — это намного более широкая сфера, чем компьютерное зрение. Cистемы построения логических выводов (reasoning systems, или программы, которые обучаются принимать сложные решения на основе методов дедукции и индукции) тоже пока еще слабо развиты. Компьютерное зрение неплохо развивается, но вот после того, как компьютер распознает изображение, он почти ничего не может сделать. Сейчас нет продуктов, которые позволяли бы сказать виртуальному помощнику в телефоне: хочу поехать в один классный ресторан в Италии, забыл название, но вот фотография оттуда, — и чтобы компьютер не просто определил, что это за ресторан, но и нашел в твоем календаре свободный вечер, заказал самый дешевый авиабилет до Италии на эту дату, забронировал столик и сверил расписание с твоей женой. Робот может по картинке распознать, что это за ресторан, но не может поставить его в контекст других твоих запросов. Уровень AI Reasoning вообще практически не развит — а значит, во всем, что происходит после распознавания картинки, огромное пространство для действий.

    Недавно беспилотный автомобиль в Калифорнии сбил пешехода. Могло ли компьютерное зрение помочь избежать такой ситуации?

    Если вы про тот случай в Калифорнии, когда велосипедист выскочил прямо из-за угла, то не думаю, что это проблема компьютерного зрения. Он вылетел реально быстро, и система контроля в автомобиле распознала его за долю секунды до столкновения. Можно ли возлагать вину за эту аварию на систему управления беспилотником? Возможно, надо приделать к автомобилю ракету, которая молниеносно поднимала бы его в воздух в таких случаях, но давайте посмотрим правде в глаза: если бы я был в тот момент за рулем, я бы сам врезался в человека. К сожалению, есть определенные пределы того, на что способна технология. Главный вопрос, который мы должны себе задавать, — произошла бы эта катастрофа, если бы за рулем сидел живой водитель? Если да, то никакое улучшение компьютерного зрения и ИИ не позволит предотвращать такие ситуации. Это уже область за пределами человеческих способностей. Компьютер, как и человек, может только увеличить скорость реакции во много раз, но не предвидеть опасность. Так что этот инцидент совершенно не означает провала ИИ. К сожалению, мы не можем уйти от реальности, в которой иногда происходят трагедии.

    Как продаться в Google

    А что насчет разметки данных для ИИ? Многие называют ее одной из ключевых проблем, для которых нужно привлекать людей.

    В моей команде на сегодняшний день порядка 80 разметчиков данных для ИИ, но в целом у Google в распоряжении тысячи таких сотрудников. Частично это краудсорсеры, частично нанятые сотрудники, которые должны зарегистрироваться на сервисе с обещанием посвятить этой работе определенное количество часов в день. Очень много данных требует разметки, и речь далеко не только о компьютерном зрении. Некоторые из контрибьюторов размечают запрещенный контент на YouTube например. Вообще для этого тестируются модели на основе машинного обучения, но есть и живые проверяющие.

     Недавно Google запустил AYI Vision Kit — «умную» камеру, которая может сама распознавать объекты с помощью компьютерного зрения. Как вам кажется, к чему приведет такая популяризация этой технологии?

    Сейчас ИИ становится все более доступным даже в небольших гаджетах — так же, как это произошло с электроинжинирингом, а затем с программированием. Этот DYI-набор легко перепрограммировать на что угодно, так чтобы люди могли с ним играть и экспериментировать. Думаю, те, кто покупает этот продукт, не занимаются наукой или созданием новых продуктов на постоянной основе, но это по крайней мере заставляет их распахнуть сознание. Возможно, какие-нибудь школьники увлекутся этим и поступят в университет, потом пойдут работать в Google, станут профессорами и займутся реальными исследованиями.

    Каким должен быть стартап с использованием ИИ, чтобы его купил Google?

    Google покупает намного больше компаний, чем пишут в прессе. Многие из них — совсем небольшие стартапы, но их техническая экспертиза — мирового класса. И это самое главное — ведь Google лишь частично покупает компании ради технологий, а прежде всего — ради экспертизы. Но чтобы Google вас купил, стартап должен уже достичь уровня, когда он в чем-то меняет мир. Например, у него уже должно быть около 100 сотрудников и крупные клиенты, — впрочем, если вы достигли такого уровня, я бы рекомендовал вам не продаваться, а стараться взлететь самостоятельно.

    İncRussia

    Компьютерное зрение уже помогает пасти коров, искать преступников и подбирать мебель для дома. Камеры наблюдения с функцией распознавания лиц уже работают ...

  • Лейла Абузи - 1 июня 2018

    Митио Каку — всемирно известный футуролог, физик и автор книг «Будущее физики», «Будущее разума», «Физика невозможного». На Петербургском международном экономическом форуме Каку выступил с лекцией о том, как может измениться человечество в обозримом будущем. Мы публикуем самые интересные фрагменты этой лекции, которая была представлена Harward Business Review.

    Я взял интервью примерно у 300 выдающихся ученых со всего мира для разных телеканалов: BBC, Discovery и других. Вместе мы попытались посмотреть на то, каким будет будущее в течение следующих 20, 50 и 100 лет, что изменится в науке и технологиях. И сегодня я расскажу вам об этом. На пороге нового десятилетия самая важная из технологий — это искусственный интеллект. Кроме того, существенно изменят наше будущее научные открытия на молекулярном уровне, биотехнологии и нанотехнологии.

    Об искусственном интеллекте, роботах и способах их применения

    Уже сегодня хирурги могут использовать интернет в «умных очках» для проведения операций, загружать в них рентгеновские снимки, МРТ, историю болезни пациентов. Совсем скоро они смогут фактически общаться с интернетом. Примером того, как это будет работать, может служить программа Robodoc, которая способна получить всю необходимую информацию из интернета и дать точный медицинский совет. Она облегчит работу не только врачей, но и пациентов. Сейчас вы тратите уйму времени на то, чтобы сдать анализы, получить консультацию врача и узнать результаты. В будущем все это не понадобится, вы сможете обсуждать вопросы вашего здоровья с умными часами или очками, и это будет практически бесплатно.

    Революция произойдет не только в медицине, но и в юриспруденции.Предположим, вы едете по большому европейскому городу и попали в ДТП. Вы не знаете языка, не знаете местных законов, и вам нужен адвокат. В будущем вы сможете побеседовать со своими наручными часами и получить необходимую информацию на любом языке от специализированного сайта с условным названием «Глобальный адвокат». Этот ресурс будет иметь доступ к законодательным документам по всему миру и сможет дать вам совет. Такая помощь компьютеров и роботов будет повсеместной. К примеру, они будут помогать строить здания и преподавать в университетах.

    Сегодня мы пользуемся настольными компьютерами, смартфонами, планшетами и ноутбуками. Но зачем нам так много разных устройств? В принципе, ведь это одно и то же, разница только в размере экрана. Мы будем использовать гибкие чипы в будущем. Вы сможете разворачивать свой смартфон как свиток, печатать на нем, а затем вновь сворачивать. Такой материал можно использовать целыми метрами. Умными могут быть не только телефоны, но даже обои. Что вы делаете сегодня, если ваши обои грязные или порвались? Ничего, просто сожалеете об этом. А в будущем вы сможете с ними поговорить и они принесут вам пользу благодаря искусственному интеллекту. Предположим, в 4 утра у вас заболело что-то в груди. Вы не понимаете, что с вами случилось. Возможно, у вас инфаркт, а может быть, вы просто слишком много пиццы съели вчера. Что делать? Звонить в скорую? В будущем можно будет просто подойти к стене и сказать: «Соедини меня с Robodoc».

    Уже в 2020 году вы сможете пользоваться беспилотными автомобилями. Вам не придется беспокоиться о том, как водить машину, и даже о том, как парковать ее. Вы просто скажете ей «Припаркуйся», и она сделает это. Скорее всего, в будущем многие перестанут покупать автомобили. Они будут их просто арендовать. Я думаю, что робототехника в будущем по размерам превзойдет даже автомобильную промышленность, потому что ваш автомобиль тоже станет роботом. Вы будете разговаривать с ним, спорить, заниматься составлением планов на день. И еще один важный момент: автомобили со временем научатся летать.

    Как роботы изменят рынок труда

    Разумеется, все эти изменения повлияют на рынок труда. Некоторые профессии исчезнут. Роботы смогут заменить специалистов, которые совершают часто повторяемые действия. Также исчезнут посредники. Брокеры, бухгалтеры, кассиры — людям, которые сейчас зарабатывают на жизнь этими профессиями, придется искать другую работу. Кто больше не понадобится в юридической фирме? Многочисленные помощники адвоката, которые просматривают дела и ищут прецеденты. Это сможет сделать и компьютер. Но вот самого адвоката заменить не удастся, потому что он, как и раньше, будет общаться с людьми: с присяжными, с судьей. Робот не сможет сделать это лучше.

    У роботов и искусственного интеллекта есть три ограничения. Первое — это взаимодействие с людьми. Любая работа, связанная с коммуникацией, доверительными взаимоотношениями, требует участия человека. Второе — распознавание различных моделей или шаблонов. Роботы с этим плохо справляются. К примеру, если перед роботом стоит стол или он видит изображение стола, он увидит какие-то квадраты или треугольники, но не поймет, что это стол, потому что он вообще не понимает, что такое стол, в чем суть этого предмета. Поэтому для робота нужна специальная программа, которая будет объяснять ему, что такое стол. И, наконец, третье — здравый смысл. У робота его нет. К примеру, вы знаете, что вода мокрая, а не сухая. Или что вы можете коснуться струн и они отреагируют на ваши движения. Или что матери старше дочерей. Откуда вы это все знаете? Это здравый смысл, который есть у вас и которого нет у роботов. Даже пятилетний ребенок разбирается в этих вопросах лучше, чем робот.

    Что это значит для рынка труда? Вовсе не то, что обычно люди думают, когда говорят о роботах. Многие почему-то считают, что первыми потеряют свою работу сборщики мусора. Но нет, робот на самом деле не может отличить мусор от предметов, которые мусором не являются, ведь мусор бывает разным. Человек, который его собирает, может его распознавать, для робота это пока слишком сложная задача. Садовники тоже не останутся без работы, потому что роботы не понимают, что красиво, а что нет. Роботы не заменят полицейских, потому что каждое преступление по-своему уникально, робот не сможет понимать людей настолько хорошо, чтобы выполнять роль полицейского. Сантехники не потеряют свою работу. Если у вас засорился унитаз, ни один робот в мире не сможет починить его. Почему? Потому что все сломанные унитазы разные.

    Это все значит, что у человечества в будущем останутся две сферы для работы:с одной стороны, они будут выполнять ту низкоквалифицированную работу, которая не под силу роботам, а с другой работать там, где нужно использовать интеллектуальный капитал. Что такое интеллектуальный капитал? Это логика, лидерские навыки, инновации, креативность. У роботов нет ничего из этого списка. Тони Блэр как-то сказал, что Англия сегодня больше зарабатывает на рок-н-ролле, чем на угольной промышленности. Подумайте об этом, почему это так? Потому что уголь — это товар и цены на него меняются, они могут падать. А вот рок-н-ролл — это продукт, созданный с помощью интеллектуального капитала, он более стабилен.

    О виртуальной и дополненной реальности

    Мы сможем жить не только в нашей обычной, но и в виртуальной реальности и дополненной реальности. Вы будете видеть не только своего собеседника, но и всю информацию о нем. Наука, инженерное проектирование, дизайн — все это будет так или иначе связано с виртуальной и дополненной реальностью. Предположим, что вы турист и оказались в Риме. От Римской империи мало что осталось, но, включив свои очки, вы сможете увидеть всю историю Римской империи.

    Сейчас есть, правда, одна проблема с использованием устройств виртуальной и дополненной реальности — это дисбаланс между тем, что может увидеть глаз, и тем, что способен усвоить мозг. Но если поместить необходимый чип не в очки, а в контактную линзу, ситуация изменится. К слову, мы уже можем помещать чип для измерения уровня сахара в крови в контактную линзу, а в будущем, используя аналогичную контактную линзу, вы сможете заходить в интернет. Чтобы начать им пользоваться, вам достаточно будет моргнуть.

    Знаете, кто первым бросится покупать такие линзы? Студенты, которые готовятся к экзаменам. Они смогут моргнуть и увидеть ответы на все вопросы экзаменатора. А это значит, что подход к образованию придется полностью изменить. Мы уже не сможем делать упор на запоминании информации. Нам не нужно будет просить студентов запоминать, к примеру, периодическую таблицу химических элементов. Достаточно будет моргнуть, чтобы увидеть ее. Это значит, что образование будет сосредоточено в будущем вокруг концепций, принципов и образов, запоминать простые факты и цифры будет не нужно. У вас будет бесконечный доступ к информации в любое время и в любом месте.

    Благодаря дополненной реальности и технологиям распознавания речи изменится и общение. Вы сможете говорить с иностранцами, даже не зная языка. Рядом с вашим собеседником вы увидите титры с переводом на ваш язык.

    Часто мы не знаем, что нас обманывают, потому что мы не в курсе, сколько на самом деле стоит тот или иной товар или услуга. Так вот, мы приближаемся к эпохе идеального капитализма, когда сможем абсолютно точно понимать, что за продукт перед нами, сколько он стоит и какова маржа тех, кто его нам пытается продать. Мы будем заходить в магазин и с помощью специальных контактных линз со встроенным чипом получать всю информацию о продуктах, сравнивать их и выбирать тот, который нам больше всего подходит. Но и компании, которые продают товары, тоже будут знать все о нас.

    О цифровизации человека в медицине и долголетии

    Давайте посмотрим, как цифровизация может изменить медицину. Сегодня мы можем заложить внутрь таблетки чип, камеру и магнит. Магнит поведет эту таблетку по вашему желудку и кишечнику, а камера будет делать снимки. Благодаря этому робот сможет сделать вам операцию.

    В будущем компьютеры будут встроены в ваше тело и смогут делать анализ крови в режиме реального времени. В вашем теле прямо сейчас может развиваться рак, но в течение 10 или 20 лет вы можете об этом не знать. Чтобы появилась опухоль, нужны 10 тысяч раковых клеток. Но теперь вы можете найти в крови одну раковую клетку из миллиарда. Эта технология будет доступна коммерчески уже в этом году. Ее называют жидкой биопсией. В будущем вы сможете просто сходить в туалет, и умный унитаз найдет в ваших выделениях раковые клетки за много лет до того, как у вас сформируется опухоль. Благодаря этому слово «опухоль» может исчезнуть из нашего языка.

    В будущем мы также сможем использовать генетику, чтобы оцифровать человеческое тело. В одном из университетов создали недавно ухо из биоразлагаемого пластика. Был совершен посев клеток уха, и из них вырастили ухо. Пластик растворился и появилось ухо, сделанное из собственной ткани человека. Это важно, потому что организм не будет отторгать то, что сделано из его собственных клеток. Очень скоро мы сможем заменять кожу, кости, хрящи, носы, уши, кровеносные сосуды, мочевые пузыри, трахеи, а чуть позже более сложные органы.

     

    Мы начинаем немного понимать процесс старения. Несколько лет назад старение было для нас тайной. Мы не понимали, почему клетки стареют и отмирают. А теперь мы знаем, что старение — это процесс накопления генетических ошибок. Мы будем использовать технологии, которые позволят нам исправить эти гены и жить вечно. Так, в клетки кожи встроены биологические часы. Если в чашку Петри поместить клетки кожи, они будут делиться 60 раз, а потом умрут. Это одна из причин, почему человек умирает. У нас есть встроенные часы, но мы можем остановить эти часы. Есть такой фермент — теломераза. Люди, которые его открыли, получили Нобелевскую премию по медицине. Этот фермент останавливает биологические часы. Вы можете положить клетки кожи в чашку Петри, и они станут бессмертными, будут делиться и делиться. Но, конечно, всегда есть какой-нибудь подводный камень. Есть он и в этом случае, иначе мы бы уже завтра жили вечно. Подвох в том, что этот фермент делает бессмертными и раковые клетки. Почему рак вас убивает? Потому что раковые клетки бессмертны, они размножаются бесконечно и формируют опухоль. Если не быть осторожным, то теломераза превратит обычную клетку в раковую.

    О цифровизации разума, брейннете и цифровых копиях человека

    Давайте поговорим о цифровизации человеческого разума. Существует так называемый Connectome Project, на его финансирование Европа и США выделили миллиард долларов. Этот проект обещает стать великим, его цель — сделать карту всего мозга. Уже сегодня, используя сканы МРТ и изучая кровообращение в мозге, мы можем подтвердить или опровергнуть многие теории о его устройстве. К примеру, мы выяснили, что некоторые мифы о человеческом мозге правдивы. Каждый родитель уверен, что тинейджеры больны на голову. Оказывается, это правда. Их префронтальная кора неразвита. Часть их мозга, отвечающая за принятие решений, связанных с риском, недоразвита. Вот почему они попадают в аварии и делают разные глупости. Есть подтверждение и другого мифа, в который многие верят. Считается, что мужчины глупеют, когда разговаривают с красивыми девушками. И это чистая правда. Кровь оттекает от префронтальной коры их головного мозга, и мужчины становятся умственно отсталыми. Чистая правда.

    Благодаря технологиям мы можем сделать гораздо больше, например, создавать произведения искусства. Мы можем визуализировать то, о чем мы думаем. Каждая новая технология дает нам новую форму самовыражения. В будущем мы сможем представить что-то в голове, а 3D-принтер напечатает это. Так появится совершенно новая форма искусства.

    Мы можем записывать воспоминания. Это уже было сделано два года назад: мы смогли записать простые воспоминания животных. Краткосрочные воспоминания обрабатываются в гиппокампе, а затем распространяются по мозгу и становятся долгосрочными. Присоединив электроды к двум концам гиппокампа, можно измерить активность мозга и записать ее. Эту запись можно затем вставить обратно в мозг животного, и оно вспомнит то, что на ней хранится. В MIT ученые смогли вставить поддельное воспоминание в мозг мыши, благодаря чему она помнила что-то, чего на самом деле не происходило. Какова цель этих экспериментов? Сейчас мы работаем не только с обезьянами и мышами, но и с пациентами с Альцгеймером. Нажимаешь кнопку — и воспоминания наполняют твой гиппокамп.

    Мы говорим о загрузке воспоминаний как в фильме «Матрица». Мы не можем делать это сегодня, но, возможно, в будущем, мы сможем нажать кнопку и выучить математику — без необходимости проходить курс. Мы также можем фотографировать сновидения. Фотографировать сновидения легче, чем вы думаете. Используя МРТ, можно создать карту кровообращения в 30 тысячах частях мозга. Мы помещаем эту информацию в компьютер, пишем алгоритм, который определяет картинку того, что вам снится, а затем печатает это изображение. Если вы уснете в МРТ, машина может напечатать изображение вашего сна. Я видел эти изображения, они не очень хорошие, но сам факт того, что я могу рассказать об этом, поразителен.

    Возможно, в будущем у нас будет не интернет, а брейннет. Вместо того, чтобы обмениваться цифровой информацией, мы сможем обмениваться эмоциями, чувствами, воспоминаниями. Когда тинейджеры пишут друг другу сообщения, они ставят смайлик в конце предложения. Зачем делать это, если можно отправить саму эмоцию?

    Цифровизация разума может изменить и фильмы. Что такое фильм? Это звук и двухмерное изображение. Это было основой всех развлечений последние 50 лет. Вспомните о переходе от немого кино к звуковому. Это произвело революцию в киноиндустрии. Но в будущем мы сможем совершить еще один переход: от звукового кино к кино, наполненному чувствами и ощущениями.

    Когда мы сможем оцифровать человеческий разум, эти цифровые паттерны останутся и после смерти их обладателя. Это даст нам возможность цифрового бессмертия. Уже сейчас существует компания в Кремниевой долине, которая может оцифровать человека: собрать все, что о нем известно, его фотографии, электронные письма, банковские транзакции и создать похожую на него цифровую версию. Они даже могут создать робота, который будет говорить и действовать почти как этот человек. И это уже сегодня. Подумайте, что будет через несколько десятилетий. Вы пойдете в библиотеку и вместо того, чтобы читать книгу об Уинстоне Черчилле или Наполеоне, сможете поговорить с копией Наполеона и Черчилля. Почему бы нет? Я бы с удовольствием поговорил с Эйнштейном. Возможно, и вы когда-нибудь будете оцифрованы и сможете пообщаться со своими пра-пра-пра-пра-внуками. К концу века, когда мы завершим Connectome Project, мы сможем воспроизвести все ваши воспоминания и эмоции и оцифровать их.

    Ваша цифровая копия, которая ведет себя как вы и думает как вы,  это вы или нет? Пусть над этим вопросом подумают философы. Я же знаю, что на такую технологию точно будет спрос и некоторые люди захотят жить вечно в цифровом виде.

    О космических полетах и инопланетянах

    Что нам делать с нашими цифровыми копиями? Я считаю, что нам следует отправить их в открытый космос. Ваш цифровой паттерн, ваш цифровой отпечаток, ваша цифровая «душа» может оказаться на луне за одну секунду с помощью лазера. На Марсе — за 20 минут. До Плутона вы доберетесь за 8 часов. На Альфа Центавра вы окажетесь через 4 года. Я называю это лазерным перемещением. Мы сможем исследовать Вселенную со скоростью света. Без ракет, проблем с невесомостью, космических лучей, радиации. Только представьте: чистое сознание, отправленное через всю Вселенную. Я лично верю, что это уже существует. Если в космосе есть инопланетяне, они, возможно, уже это сделали и перемещаются именно так, со скоростью света без всяких летающих тарелок.

    У меня есть программа на радио, люди звонят мне в эфир и задают вопросы, что-то говорят. Однажды слушатель позвонил и сказал: «Профессор, меня похищали инопланетяне, я был на их летающей тарелке». Что тут сказать? В следующий раз, если вас похитят инопланетяне, попробуйте стащить что-нибудь у них, что угодно. Чип, ножницы, что-нибудь, чтобы доказать, что вы там были.

    О том, что делать, когда роботы начнут понимать, кто они

    Следующий важный вопрос: в какой момент роботы станут опасными?Насколько умны роботы сейчас? Давайте сравним роботов с животными. Один из самых умных роботов в мире — это персональный робот Asimo, созданный в Японии. Я принимал участие во многих телепередачах с роботом Asimo и брал интервью у его создателей. Asimo может бегать, подниматься по лестнице, он танцует лучше меня, умеет разговаривать, может пожать руку. Я общался с его создателем в передаче на BBC и спросил, насколько умен самый умный робот в мире. Его создатель ответил, что у Asimo интеллект таракана. Однако через несколько лет роботы будут обладать интеллектом мыши, затем — крысы, затем — кролика, кошки, собаки. К концу века они, возможно, догонят обезьяну. В этот момент они могут стать опасными, потому что обезьяны обладают самосознанием, они знают, что они обезьяны, что у них и у людей разные интересы. Собаки, например, этого не понимают, они думают, что мы тоже собаки. Почему они ходят за нами, слушаются нас, облизывают наше лицо? Они думают, что мы тоже собаки. Обезьяны все понимают, у них нет иллюзий, они знают, что они обезьяны. Поэтому, когда к концу века роботы обретут самосознание, когда они поймут, что они не люди и у них другие интересы, нам стоит поместить им в мозг чип, который отключит их, если они подумают об убийстве.

    Но люди подходят ко мне и спрашивают: «Профессор, но что произойдет после? Рано или поздно роботы поймут, как извлечь этот чип. Что делать тогда?» На мой взгляд, это проблема не для этого столетия, а для следующего. Роботы могут обрести самосознание и стать достаточно умными, чтобы извлечь чип-предохранитель, только в XXII веке. Что делать тогда? Я считаю, что к этому моменту нам нужно с ними соединиться. Иными словами, давайте станем суперлюдьми. Как? Нет, ходить со встроенными электродами, торчащими из головы, не понадобится. Можно использовать аватары, механические копии нас самих. Мы можем сидеть внутри универсального компьютера и контролировать эти аватары. Они будут похожи на нас, но при этом будут обладать сверхчеловеческими способностями, смогут жить на Марсе, покорять Юпитер, путешествовать по галактикам. Почему бы не соединиться с роботами таким образом и не исследовать Вселенную? Давайте попробуем.

    Митио Каку — всемирно известный футуролог, физик и автор книг «Будущее физики», «Будущее разума», «Физика невозможного». На Петербургском международном эк ...

  • Лейла Абузи - 1 июня 2018 В Уганде приняли закон, накладывающий ежедневный налог на использование соцсетей и мессенджеров. BBC сообщает, что речь идет о Facebook, WhatsApp, Viber и Twitter.

    Издание отмечает, что президент страны Йовери Кагута Мусевени собирается таким образом «остановить распространение сплетен» в интернете. Закон вступит в силу 1 июля, сумма налога составит 200 шиллингов (около 5 центов).

     Министр финансов Уганды Матиа Касайя заявил, что норма не направлена на ограничение интернете в стране. «Мы ищем деньги для поддержания безопасности и для обеспечения электроснабжения, чтобы вы могли чаще пользоваться социальными сетями», — объяснял он в марте агентству Reuters.

    Пока неизвестно, как именно власти Уганды собираются контролировать исполнение нового закона. Лишь 23,6 млн жителей страны пользуются мобильной связью, а интернетом — 17 млн.

    В 2016 году в Уганде ограничили доступ к соцсетям во время проведения президентских выборов.  Мусевени объяснил блокировки необходимостью «остановить распространение лжи».

    В Уганде приняли закон, накладывающий ежедневный налог на использование соцсетей и мессенджеров. BBC сообщает, что речь идет о Facebook, WhatsApp, Viber и ...

Добавить коментарий

Войти с помощью: