Модный бизнес в инстаграме, шоурум в Москве и поездки без границ — история двух бакинских подруг

25-летние Нура (Нурджахан) Мухтарова и Уля (Ульвия) Мамедова открыли в Москве шоурум Wonder Wander полтора года назад, но помещением он обзавёлся только летом 2016-го. До этого предпринимательницы обходились представительством в социальной сети, а сайта у проекта нет до сих пор.

Подруги

Девушки познакомились в Баку, где обе родились и выросли. После школы они переехали в Москву: Нура поступила на факультет бизнеса и делового администрирования МГИМО, Уля — на социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова.

После учёбы в МГИМО Нура поступила в магистратуру итальянской школы моды и дизайна Istituto Marangoni в Лондоне. Получив диплом, девушка устроилась на стажировку в лондонский Condé Nast, где в качестве ассистентки редакции переводила и редактировала заметки, а также ассистировала стилистам на съёмках для Tatler и Love Magazine. Эту работу Мухтарова до сих пор вспоминает с восторгом (например, активно жестикулируя, рассказывает, с каким трепетом распаковывала пакеты Chanel и других известных марок и как стилисты потом бросали платья на пол), но задержаться в Condé Nast не получилось и через два года она вернулась в Россию.

Уля во время учёбы на соцфаке подрабатывала ассистенткой российского PR-директора Dior. После занятий приезжала в штаб-квартиру на «Тверской», а в конце дня часто закрывала офис, потому что уходила последней. Получив диплом, она недолго проработала в компании «Краснов дизайн», а потом устроилась в издание Buro 24/7. Начинала младшим редактором новостей, но за три года доросла до редактора раздела моды и стиля жизни.

Вернувшись из Лондона, Мухтарова тоже пошла работать в издание о моде — устроилась редактором в Trendspaсe. В 2014 году подруги вместе поехали в Лондон, куда одна отправилась брать интервью у Евгения Чичваркина (он тогда только-только открыл свой магазин Hedonism Wines), а другая — у ресторатора Михаила Зельмана. Из той поездки девушки вернулись с идей совместного бизнес-проекта. Только не модного, как ни странно, а кулинарного.

Первый бизнес

Москва тогда переживала бум гастрономических стартапов. Новые бургерные, фалафельные и митбольные открывались едва ли не каждый день. Девушки решили попробовать сделать бизнес на более оригинальном блюде — кутабах (лепёшках из пресного теста с разной начинкой).

Девушки мечтали об огромном серебряном фуд-траке, но денег на его покупку не было, поэтому они решили начать с киоска на маркетах городской еды. Назвались Q-Tab Lab и вместе с ещё одной подругой скинулись по 10 000 рублей, чтобы арендовать место на одном из фестивалей. Кутабы на раскалённой плите девушки жарили сами. Чтобы успеть замесить и раскатать тесто, нужно было просыпаться не позднее четырёх утра (в шесть уже нужно было устанавливать палатку), но Мухатрова и Мамедова говорят, что в их семьях женщины всегда много работали, поэтому особенно трудно им не было. Объехав несколько фестивалей, предпринимательницы поняли, что действительно умеют готовить то, что люди готовы покупать: рекорд — 800 порций за два дня.

Следующим летом подруги арендовали два парковочных места на Трёхгорной мануфактуре, под окнами редакции Buro 24/7, поставили там киоск и посадили в него первого в своей практике наёмного работника. Помимо кутабов (с картофелем, тыквой, сыром и зеленью) в меню были супы, смузи и свежевыжатый сок. Несмотря на удачное расположение, серьёзных денег бизнес не приносил. Предпринимательницы не называют цифры, говорят только, что из месяца в месяц кое-как выходили в ноль. Можно было попробовать расшириться и открыть кафе, но для этого пришлось бы искать инвестора. Мухатрова и Мамедова не были к этому готовы и завершили проект. Правда, и к офисной жизни возвращаться они не хотели, поэтому решили попробовать себя в новом деле.

Пайетки и бархат

На этот раз Нура и Уля занялись тем, в чём они действительно хорошо разбираются, — модной одеждой. Как и в первый раз, тестировать идею решили на самом простом формате — pop-up store. Так называют временный магазин без собственного помещения, который работает до тех пор, пока у продавцов не закончатся товары, несколько дней или месяц. «Мы не понимали, как запустить такой бизнес в Москве, и решили пойти окольными путями: договорились с бакинской подругой, которая много лет продаёт одежду известных брендов по всему Азербайджану, что привезём вещи в Баку, а она приведёт к нам клиентов», — рассказывают предпринимательницы.

Работая в Buro 24/7 и Trendspace, Мухтарова и Мамедова много общались с молодыми дизайнерами из стран бывшего СССР. Теперь эти контакты пришлись очень кстати. Девушки созванивались с каждым и уговаривали прислать им одежду бесплатно — с условием, что дизайнер получит 60%, если вещь будет продана. Некоторые сходу отказывались, но многие согласились. Среди них украинские дизайнеры Лилия Пустовит (Poustovit), вещи который также можно купить, например, в ЦУМе и Leform, Олеся Кононова (Lake), Анна Октябрь и Наталья Каменская. Одежду предпринимательницы выбирали вслепую, ориентируясь только на свой вкус: шёлковые блузы, бархатные платья, струящиеся топы, кожаные юбки («одежда, которую можно миксовать с классическим Chanel и Dior»). Всего получилось собрать 120 нарядов (в качестве склада использовали одну из комнат в доме Мухтаровой), самый дешёвый — 40 000 рублей.

В Баку девушки сняли сьют в Four Seasons (с большим балконом и панорамным видом на набережную), развесили платья, разлили по бокалам Moët & Chandon, разложили разноцветные эклеры и пирожные макароны и стали ждать. Подруга не подвела. Два десятка покупательниц приходили одна за другой (каждая была записана на определённое время), и за три дня они купили 80 вещей из 120. Мухтарова и Мамедова выручили 1,8 млн рублей и остались в плюсе — с учётом стоимости билетов, номера в отеле и шампанского.

Успех окрылил. «Мы поняли, что выбираем по своему вкусу те вещи, которые продаются», — говорят предпринимательницы. Недолго думая они созвонились с подругой из Казахстана и через две недели провели аналогичное мероприятие в Алма-Ате. Интересно, что одежда, которая не пользовалась популярностью в Баку (платья малинового цвета, с перьями или в пайетках), здесь пошла на ура. Через несколько месяцев подруги — обе к тому времени успели уволиться из редакций — вернулись в Баку с новым ассортиментом. В этот раз продать получилось в два раза меньше, но девушки и не подумали на этом закончить. Всё-таки мода им была куда ближе, чем кавказская кухня.

Wonder Wander

Возвращаясь после не самого удачного выезда в Баку, предпринимательницы завели новый аккаунт в Instagram, чтобы с его помощью попробовать продать оставшиеся вещи в Москве. Тогда и появилось название Wonder Wander (подруги считают, что оно ассоциируется с «красотой и мечтами»). Приземлившись в Москве, Мухтарова первым делом зашла в Instagram и обнаружила в личных сообщениях потенциальных покупательниц: где купить, сколько стоит, что с доставкой.

Изучив то, как работают потенциальные конкуренты, Мухтарова и Мамедова решили, что их конкурентным преимуществом может стать быстрая доставка — не на следующий день, как у большинства магазинов, а в течение нескольких часов. В остальном схема работы стандартная: клиент видит понравившуюся вещь, узнаёт цену в директе или через WhatsApp и заказывает примерку. Курьер службы «Достависта», с которой девушки заключили договор, привозит до десяти вещей и берёт за это 600 рублей. На примерки основательницы Wonder Wander сами не ездят, но в мессенджере приходится всегда оставаться на связи: покупательницы задают массу вопросов, а иногда и советуются, отправляя селфи в новых нарядах.

С наполнением Instagram предпринимательницы справляются сами. Мухтарова позирует, Мамедова фотографирует. За четыре часа обычно удаётся отснять до 30 луков. На фото нет лица — только тело. Девушки считают, что так клиенту легче примерить на себя готовый образ. Фотографироваться приходится часто — Wonder Wander обновляет коллекцию каждые десять дней. «Это поджигает спрос», — объясняет Мамедова. Появляются не только новые модели, но и новые дизайнеры, но все вещи подруги по-прежнему поштучно заказывают напрямую у дизайнеров.

Цифрами подруги делятся неохотно, говорят только, что в хороший месяц получается продать около 100 вещей, что средняя цена сейчас составляет 25 000 рублей и что всего за прошлый год они выручили около 18 млн рублей. В 2015 году выручка была почти в два раза меньше. Рост в значительной степени обеспечили два важных события в жизни Wonder Wander — запуск собственной марки одежды и открытие офлайнового шоурума.

В порядке бренда

 Хрустальные бра на кирпичных стенах, бирюзовый бархатный диван и антикварная швейная машинка Singer — главные украшения шоурума площадью 45 кв. м., который основательницы Wonder Wander этим летом открыли в отреставрированном особняке на Комсомольском проспекте. Гостей угощают освежающими напитками или горячим чаем, который Мухтарова и Мамедова привозят из путешествий. Сначала предпринимательницы сами работали в магазине посменно (и Мухтарова жалуется, что похудела, потому что иногда у неё не находилось времени пообедать), но потом наняли продавца-консультанта.Помещение подруги начали искать, когда подсчитали, что до 15% потенциальных клиентов отказывались от покупки, когда узнавали, что у Wonder Wander нет офлайновой точки. Мухтарова уверяла, что можно было бы ещё один год посвятить гастролям их pop-up store (помимо Баку и Алма-Аты девушки привозили его, например, в Казань и Краснодар), но Мамедова убедила её, что уже пора пустить корни. В итоге сейчас шоурум делает уже 70% продаж. Предпринимательницы не говорят, сколько точно они платят за аренду, но утверждают, что магазин работает в плюс. В апреле они даже собираются нанять новых людей и переехать в новое помещение, чтобы объединить в одном месте шоурум, склад и офис.

За несколько месяцев до открытия шоурума Мухтарова и Мамедова запустили собственную марку одежды — попросили знакомого дизайнера (имя которого не раскрывают) изготовить десять парок. Куртки быстро разошлись, после этого под маркой Wonder Wander были выпущены другие вещи — например, топы и расшитые пайетками костюмы. Собственный бренд делает примерно 10–15% продаж, девушки мечтают о соотношении 50 на 50. И это не самая смелая их мечта.

В октябре 2016 года Мухтарова и Мамедова привезли свой pop-up store в Лондон — и остались довольны результатами. Как и когда-то в Баку, покупательницы приходили строго по расписанию. Тратили, правда, меньше — брали в основном только по одной вещи. Заручившись поддержкой лондонской подруги, предпринимательницы начали постоянно продавать там вещи через отдельный аккаунт в Instagram. Он далеко не так популярен, как российский (1900 подписчиков против 25 500), но девушки уверяют, что продажи идут. Чтобы закрепить успех, они собираются спустя полтора года в модном ритейле наконец-то открыть настоящий интернет-магазин.

Адаптировано с Секрет Фирмы.

Похожие

  • Эльнур Эйбатов - 21 июня 2018

    Вот настал тот день и вы задумались об открытии своего бизнеса. Но в каком направлении следует двигаться? Одним из первых вам на ум придёт вариант с собственным рестораном. С одной стороны, у вас всегда будут посетители, с другой особых сложностей возникнуть вроде бы не должно. Но на деле не всё так просто. Бизнес этот жестокий и очень конкурентный, ведь борьба идёт за каждого клиента. Возникает резонный вопрос: если мечта открыть свое заведение общественного питания столь желанна, то как же привлечь и удержать клиентов? На эту тему мы пообщались с Нураной Мамедовой, PR-менеджером Galiano Lounge, который за короткий срок успел завоевать популярность и любовь большинства жителей Баку.

      За относительно короткий срок Galiano превратилось в очень популярное место среди молодежи. Насколько известно, вы практически единственное кафе такого формата столь популярны и находитесь не в центре. Как это удалось сделать? Я считаю, что главной причиной нашей популярности является команда. Все члены команды, начиная от официантов и заканчивая администраторами являются профессионалами своего дела. Я бы также отметила и интерьер нашего заведения, который привлекает посетителей. Это комбинация комфорта и уюта, что редко встречается в кафе. Одним из основных факторов успеха является кухня – и здесь мы стараемся держать самую высокую планку. Как вы верно заметили, мы находимся не в центре города, но при этом пользуемся значительным успехом у населения. За полтора года на рынке у нас уже сформировалась база постоянных клиентов, которые предпочитают наше заведение всем остальным. Как был выбран формат кафе? Когда мы начинали, мы делали упор на европейскую кухню. Однако со временем решили добавить также национальные блюда. Сейчас мы разрабатываем новое меню, в котором будут уникальные блюда, не встречающиеся в других ресторанах. Помимо новых блюд будет добавлено около 20-30 видов коктейлей. Формат кафе представляет из себя интерьер лофта, европейскую и азербайджанскую кухни, а также уникальные смеси для кальяна. Наш кальянщик – араб по национальности – добавляет в смеси для кальяна особые специи, которые делают их неповторимыми. Редко бывает что кафе такого формата популярно как среди парней так и среди девушек. Как вам удается этого добиться? У нас с недавних пор действует акция – девушкам бесплатный кальян. Однако до этого момента поток девушек был довольно приличный. Наше кафе не обычная чайхана, куда приходят поиграть в игры и выпить чай. Мы позиционируем себя как современное кафе и, соответственно, определённый процент наших клиентов – это девушки. При такой высокой популярности и необходимости бронировать столики, вы активно применяете систему лояльности, даете скидки постоянным клиентам и т.д. Можете поделиться своими секретами по системам лояльности? Разумеется, система лояльности — это основополагающая часть бизнеса. У нас есть member card, которая даёт скидки клиентам. Помимо этого, устраиваются различные акции: скидка 20% на день рождения, скидки на бизнес-ланчи и т.д. Можно ли ждать новых кафе под брендом Гальяно? И почему вы пока не расширились? Если честно, мы пока не задумывались об этом. Хотя расширение сети имеет определённый потенциал, так как бренд Galiano пользуется успехом. Многие были бы рады увидеть ещё один филиал Galiano, пусть даже и не в центре города. Основная масса посетителей приходит после шести часов вечера. Постоянных клиентов мы знаем по именам, мы как одна семья. В основном это люди от 25 до 40 лет. При этом мужчин больше чем женщин. Наше кафе также устраивает банкеты и занимается организацией праздников. Обычно у нас не бывает живой музыки, но к этому дню мы готовимся и приглашаем музыкантов. В Баку очень часто открываются и не менее часто закрываются разные кафе. Какая экономика должна быть у кафе чтобы устоять? Как нужно изучать потенциал места до открытия кафе? Как привлекать посетителей? Те, кто был у нас в кафе, знают наш подход к клиенту. У нас каждого посетителя встречает хостес. Это очень важная вещь – дать понять каждому человеку, пришедшему в ресторан, что его готовы обслужить и уделить внимание. Как я уже отмечала выше, также важна команда и взаимодействие внутри неё. Сработанная команда обеспечивает высокий уровень сервиса, о чём говорят отзывы о нашем кафе. Так что можно сказать, что в принципе место расположения заведения не играет особой роли в его успешности, что мы подтверждаем своим примером. Мы не боимся конкуренции, так как у нас есть своя база клиентов. Мы стараемся придумывать что-то новое, изменять меню, улучшать наше заведение. Без постоянного изменения невозможно быть успешным на таком конкурентном рынке. Какими рекламными средствами вы пользуетесь? В основном это социальные сети Facebook и Instagram, при этом реклама в Instagram приносит больше результатов. Рекламу по телевизору мы не используем, но к нам часто поступают предложения снять сцену из фильма или клип в нашем заведении. Различные журналы проводят фотосессии в Galiano. Один спортивный канал долгое время снимал передачу в нашем кафе. Всё это лишний раз подтверждает, что мы на правильном пути нашего развития. Помимо Galiano, нашей сети принадлежат кафе Arabesque и Mozart. Каковы на ваш взгляд основные факторы успеха для кафе или ресторана? Ведь ресторанный бизнес довольно конкурентный и порой бывает сложно добиться успеха. Открыть ресторан не очень сложно. Сложно им управлять. Есть куча нюансов – подбор персонала, маркетинговая стратегия и т.д. Человеку без опыта в этой сфере будет тяжело. Могу сказать на своём личном примере. Есть рестораны, которые я люблю посещать и всегда выбираю эти заведения. Из-за их подхода, сервиса, интерьера. Большое количество мелочей складываются в одно огромное преимущество по сравнению с конкурентами. Важно правильно подбирать персонал, ведь это залог успешного сервиса. Большинству людей нужны от ресторанов одни и те же вещи – еда, комфорт, качественный сервис. Вот над этими составляющими и нужно работать. Какими качествами должен обладать человек, решивший открыть ресторанный бизнес? В первую очередь, этот человек должен быть лидером по своей натуре. Как в принципе, любой бизнесмен, решивший открыть своё дело. Он также должен уметь общаться с людьми. Находить подход, как к персоналу, так и к партнёрам по бизнесу. Такой человек должен уметь создавать систему и управлять ею, в том числе подбирать подходящих людей для её управления. При этом важно понимать все уровни системы – от самых низких до самого верха.

    Вот настал тот день и вы задумались об открытии своего бизнеса. Но в каком направлении следует двигаться? Одним из первых вам на ум придёт вариант с собст ...

  • Лейла Абузи - 11 июня 2018

    Почти каждый из нас думает о каком-то бизнесе, который мог бы приносить доход с минимумом затрат времени. Navigator Business Review предлагает вам рассмотреть возможности торговых автоматов, которые требуют меньше времени, чем другие виды бизнеса и могут приносить неплохой доход. В США через торговые автоматы даже продают  марихуану, правда, фото этого устройства по этическим соображениям мы не показали

    Этот торговый автомат готовит пиццу менее чем за три минуты:

    Этот распределяет еду и напитки по мере их способности нанести вред здоровью:

    Автомат со Skittles позволяет регулировать количество конфеток определенного цвета:

    Этот автомат выжимает апельсиновый сок прямо на ваших глазах:

    Здесь продаются свежие багеты:

    Автомат в городской библиотеке позволяет людям брать ноутбук напрокат:

     

    Автомат, который готовит картофель фри за две минуты:

    Автомат в школе продает канцелярские принадлежности:

    В автомате в Нью-Йорке можно купить свежее мясо круглосуточно:

    Автомат-аптека. Он установлен в школе:

    Швейцарские автоматы, конечно, продают сыр:

    Автомат со встроенным устройством, которое сканирует паспорт, продает шампанское:

    Почти каждый из нас думает о каком-то бизнесе, который мог бы приносить доход с минимумом затрат времени. Navigator Business Review предлагает вам рассмот ...

  • Лейла Абузи - 29 мая 2018 Стойкий стереотип гласит, что благотворительность — это протянутая рука, жалкие крохи, боль и страдание. Многих это отпугивает, но бывает иначе. Если организовать благотворительную организацию по принципу стартапа — с KPI, планами по масштабированию и обязательствами перед инвестором, — можно убить двух зайцев: больше собирать для тех, кому нужна помощь, и хорошо зарабатывать самим. А еще — делать благотворительность интересной для самых разных людей и помогать бизнесам выстраивать социально активные бренды. Основательница проекта MeetForCharity Ольга Флер в своей лекции для онлайн-школы стартапов Russol рассказала, как устроен ее социальный стартап, — а Inc. записал все самое важное. Далее идет публикация от первого лица, Ольги Флер: Что такое MeetForCharity "Проект MeetForCharity родился в офисе пиар-агентства, где я работала. Моя коллега сказала, что хочет познакомиться и пообщаться с кем-то интересным, а мне были нужны деньги на благотворительность, и я выложила ее фотографию в Facebook, предложив друзьям заплатить за встречу с ней. Получила шквал комментариев. Это была просто шутка, но из нее родился фандрайзинговый сервис, аукцион, где лоты — встречи с интересными людьми, а вырученные средства направляются на благотворительность.

    Одним из первых проект поддержал Сергей Капков, благодаря чему MeetForCharity начал набирать популярность. Сейчас проект стал международным, в нем участвуют люди из России, Украины, Израиля, Великобритании, США.

    Каждый день в группе MeetForCharity в Facebook и в приложении (его можно скачать в AppStore) появляется какой-то интересный персонаж — медийная персона, известный бизнесмен, чиновник. В комментариях люди предлагают свою цену за возможность встретиться с этим человеком за чашкой кофе, ставки принимаются в течение 5 дней.

    Самая «простая» встреча стоила 20 тыс. рублей; самая дорогая — с главой Mail.Ru Group Дмитрием Гришиным — 1,5 млн рублей. За 2 года нам удалось организовать более 350 встреч и привлечь 40 млн рублей для более чем 80 фондов. А после поездки в Силиконовую долину — получить инвестиции в размере $250 тыс. В планах — вывести продукт на глобальные рынки; сейчас ведем переговоры с Лондоном, ОАЭ, США.

    Благотворительность может быть прибыльной

    Оказывается, может; существуют даже разные модели — например эндаумент-фонды, которые отдают целевой капитал в управление, или американская модель charitable for-profit, когда компания, отдающая прибыль на благотворительность, организована как коммерческая. Благотворители не могут помочь всем нуждающимся и, выбирая, на что пожертвовать деньги, предпочитают вкладывать в наиболее эффективные модели.

    Тогда мне пришла в голову идея заниматься не благотворительностью, а социальным бизнесом. Мы зарегистрированы не как НКО, а как ООО. Мы собираем деньги для фондов и организуем встречи, а фонды отчитываются о тратах и возвращают нам комиссию — 15% по договору фандрайзинга. При этом каждый месяц мы привлекаем от 2,5 до 4 млн рублей.

    Конечно, были споры о размере комиссии, фонды считали, что 15% — много. По российскому законодательству, любой благотворительный фонд может забирать себе 20% от всех благотворительных пожертвований — на ФОТ, аренду и т.д. На мой взгляд, 15-20% — это адекватная комиссия, ведь MeetForCharity вносит свой вклад в маркетинг фондов, их развитие.

     

    Инвестиции в ценности

    Инвестиции, которые мы привлекли, — это конвертируемый займ на 3 года под 0,8% по оценке 100 млн рублей. Мне повезло найти инвестора, который разделяет ценности проекта: он, конечно, рассчитывает на дивиденды, но социальная миссия для него на первом плане. Я встречалась с большим количеством «токсичных» инвесторов, для которых на первом плане были деньги, но отказывалась от сотрудничества с ними.

    На других рынках совсем иная картина. У меня есть список из 25 зарубежных акселераторов, которые занимаются только социальными стартапами, — люди действительно инвестируют в них, понимая, как они работают и что дают.

    Благотворительность может быть fun

    Мы привыкли к тому, что благотворительность — это когда ты что-то отдаешь, но участие в ней может давать что-то взамен — менять жизнь, помогать развивать бизнес. Например, человек, который заплатил 1,5 млн рублей за 40-минутную встречу с Дмитрием Гришиным, не только поучаствовал в благотворительности, но и решил какие-то свои бизнес-вопросы.

    Люди часто не готовы заниматься благотворительностью из-за тяжелых эмоций, из-за неготовности видеть чужую боль. Мой опыт говорит, что благотворительность может вызывать позитивные эмоции.

    Аудиторию привлекает даже игровая составляющая — наш сервис популярен не только среди тех, кто платит за встречи, но и среди тех, кто следит за торгами. Я часто встречаю людей, которые говорят: «Ой, я помню, я смотрела! А вот этот ушел за столько, а вот тот — за столько!».

      Благотворительность может быть эффективной

    Мы постоянно думаем, как монетизировать аудиторию. Многие компании хотят, с одной стороны, получить доступ к платежеспособной аудитории, с другой — ассоциировать себя с благотворительностью, выстраивать социально-активные бренды. Мы помогаем им в этом, разрабатываем маркетинговые стратегии. Например, организуем встречу со знаменитостью на заднем сиденье автомобиля, а предоставивший его автомобильный бренд еще и удваивает победившую ставку. Или помогаем компаниям придумывать собственные благотворительные программы.

    Для тех, кто не может заплатить сотни тысяч за встречу со знаменитостью, мы запустили совместный проект с Добро Mail.Ru, в котором можно делать небольшие ставки от 300 рублей, а победитель выбирается случайным образом, — при этом все ставки собираются и идут на благотворительность.

    Стараемся сделать наш продукт доступным, эффективным, понятным. Первым и самым надежным инструментом, благодаря которому проект быстро завоевал популярность, был Facebook, но теперь у нас есть и приложение, и web-платформа.

    Пробуем разные инструменты. Например, на конференции или панельной дискуссии после выступления спикера проводим оффлайн-аукцион, разыгрываем возможность пообщаться со спикером с глазу на глаз — так, в Сколково после выступления генерального директора SPLAT Евгения Демина мы «продали» 40-минутную встречу с ним за 450 тыс. рублей. Другие инструменты — карты лояльности, подписки на регулярные пожертвования и т.д.

    Благотворительность может принести пользу бизнесу

    Благотворительность можно «ввернуть» почти в любой проект. У нас об этом не думают — люди добрые и хотели бы помогать, но жить всем тяжело. В Америке привычку к благотворительности впитывают буквально с молоком матери.

    Когда делаешь хороший социальный проект, сами приходят СМИ, с удовольствием пишут о цифрах, публикуют анонсы мероприятий — охотнее, чем в случае чисто коммерческих проектов.

    Благотворительность привлекает людей с горящими глазами. Когда у меня был свой бизнес, сотрудники просто работали с 9:00 до 18:00. Когда я его закрыла, чтобы заниматься благотворительностью, вокруг меня собралась команда, которая считает работу своей миссией.

    Как разделять бизнес и благотворительность

    Никак — этого не требуется. Чем больше мы собрали средств на благотворительность, тем больше заработали. Если говорить о ценностях нашей компании, то в приоритете — помощь.

    Есть такой американский автор Дэн Палотта — он написал книгу «Неблаготворительность», выступает на TED. Он говорит: люди, которые работают в благотворительном секторе, не умеют зарабатывать, умеют только просить и извиняться. А люди, которые умеют зарабатывать, в благотворительность не идут, потому что привыкли к определенному уровню дохода. Но если в благотворительный фонд приходит топ-менеджер, способный увеличить оборот с 6 млн рублей до 60 млн рублей, почему бы не дать ему зарплату в 200 тыс. рублей? Пора менять стереотип о том, что работа в благотворительности — это всегда позиция просящего и жалкие крохи".

    IncRussia

    Стойкий стереотип гласит, что благотворительность — это протянутая рука, жалкие крохи, боль и страдание. Многих это отпугивает, но бывает иначе. Если орга ...

Добавить коментарий

Войти с помощью: