История Kefli: Как создать успешный винный бар в Баку

Винная культура растет по всему миру и, разумеется, не обходит сторонй и нашу страну. Однако, относительно молодой, но успевший завоевать любовь многих, винный бар «Kefli» привлек наше внимание не столько своим форматом, сколько основной идеей — знакомить посетителей с уникальным миром азербайджанского вина. Винная карта весьма объемная, а атмосфера, царящая в заведении — приятная, тягучая и уютная, — в самый раз для бокала вина. Мы встретились с одним из владельцев, Иваном Уваровым, дабы расспросить его обо всех тонкостях и сложностях создания винного бара в Баку.

— Начну с самых простых вопросов — расскажите подробнее о вашем заведении: с чего возникла идея открыть именно винный бар и в чем заключается концепция?

Вообще, у Kefli два владельца: я и мой партнер — Руфат Ширинов. Мы оба любим вино, а такая любовь не могла не привести к открытию винного бара. В Баку открыть подобное место сравнительно просто: не требуется алкогольная лицензия, нет аналогов, да и созревает тренд на локальные вина. Были здесь неплохие бары до нас, но все с депозитами, фейс-контролем, к тому же без местного вина в винной карте. Мы, естественно, хотели совсем другой концепции, например, подавать исключительно местное вино, — и никакого коньяка или водки. Дело в том, что азербайджанское вино по большей части недооценено самими азербайджанцами. Вообще, конечно, это проблема всего постсоветского пространства — мы как-то не очень любим свое, зато единогласно убеждены, что там, за границей все лучше. Да, бизнесмены всегда открывают заведение там, где есть спрос. Но у нас немного другая история —  мы будто ледоколом ломали какие-то устои, заложенные другими ресторанами или барами, дабы продвинуть местное вино. И помимо основной концепции, мы нашли дополнительную, поддерживающую — в виде азербайджанского языка. В приоритете у нас родной язык. Даже несмотря на то, что по большей части бакинцы владеют русским, мы все равно всегда заговариваем с гостем или отвечаем на звонки на азербайджанском, и только потом, если удобно гостю, переходим на русский.

— Хотелось бы побольше узнать о local wine. Какое из местных вин наиболее эксклюзивное? К примеру, есть Savalan — который можно найти на любых полках, а есть что-нибудь в вашей карте такое, чего не встретишь, как правило, в любом магазине?

Пожалуй, один из наших негласных эксклюзивов сейчас — это Sharg Ulduzu. Его на полках редко встретишь, хоть цена и небольшая. А сложно его найти потому что компания решила работать только на экспорт. Но нам повезло — у нас с ними работа пошла очень хорошо. Второй — это Yarimada, самая дорогая позиция среди всех. Каждая бутылка — это отдельная история. Обычно, под одной этикеткой определенной винодельни все вина — одинаковые, а в Yarimada — совсем иная традиция. В магазинах почти не встретить.

— Откуда берет свои истоки название «Kefli»?

В Москве я посещал курсы азербайджанского языка, где преподавательница однажды рассказала про Джалила Мамедкулизаде и в частности про его произведение «Мертвецы», где главный герой, Кефли Искендер, получивший высшее образование за границей, приезжает в еще традиционалистский Азербайджан, но по приезду обнаруживает, что никому его знания в принципе не нужны, ибо все ждали моллу, который сможет оживлять мертвых. Герой, чтобы как-то примириться с реальностью, постоянно выпивает. Оттуда, собственно, и название. Искендер мы откинули, чтоб каждый мог подставить свое имя — ведь все мы по-своему «Кефли». А еще задача стояла в следующем: не брать никаких англицизмов (например, the kefli), использовать исконно-азербайджанское слово, написать современным шрифтом и тем самым сказать людям: азербайджанское, свое, тоже прекрасно.

— В нашей столице все-таки привычен формат паба, ну и в противовес — ресторана. Наверняка открытие винного бара было сопряжено с различными сложностями. Отразилось ли это как-нибудь на концепции Kefli, претерпевала ли изначальная задумка перемены в связи с различными культурными аспектами?

Вообще, да. Нам пришлось кое-где подстроить концепцию под людей. Например, изначально мы ориентировались на сухое вино, думали, что будем подавать в основном его. Но нет, все оказалось не так просто — люди приходили и приходят за сладким. Или, вот, с закусками: мы планировали в принципе не подавать никаких закусок, но людям непривычен такой подход: как так, ведь в любом заведении есть закуски? А еще, мы хоть и планировали делать заведение для некурящих, так как все-таки мы подаем вино, запах здесь так же важен как и вкус, с продуктом надо общаться. Но боялись, что этот факт не приживется. Однако, на удивление, факт прижился — да еще как. И девушкам у нас стало комфортнее.

— На какую аудиторию рассчитано ваше заведение?

Есть несколько типов аудиторий, которые посещают наше заведение. Первая — эта та, которая приходит на все новое. Велик соблазн только на нее работать — люди тут динамичные, яркие, постоянно на мероприятиях. Но они пришли, попили вино в новом винном баре, и ушли. То есть, нигде не задерживаются и все время ищут что-то новое. Следующая аудитория — постоянная, лояльная к вину, понимающая нашу концепцию. Есть еще микро-аудитория, состоящая из виноделов и виноторговцев. А еще, очень часто другие заведения ориентируются на иностранцев, считая, что к ним подтянутся и местные. У нас не так — мы, наоборот, работаем с местной аудиторией, которая подтягивает к нам иностранцев, желающих увидеть аутентичные бакинские бары, не имеющие своих аналогов нигде. Более того, нам важно, чтобы люди здесь уважали свое и чужое личное пространство. А добиться этого без охранников или фейсконтроля — задача та еще.

— Кстати, вы не планируете в дальнейшем нанять охранников или что-то еще подобное?

Знаете, во-первых, это, конечно, деньги. То есть, в таком случае мы будем вынуждены поднять цены на вино, чтоб как-то платить охраннику, а нам это не выгодно. Во-вторых, уйдет символ демократичности, крайне для нас важный. Так что пока не планируем. Да и казусов как таковых не было, — со всем остальным же справляются сотрудники.

— Порой не все посетители разбираются в вине, и я полагаю, что они довольно часто обращаются за помощью к персоналу, который, по идее, должен хоть как-то отличать разные сорта вин и суметь донести разницу до посетителя. Как Вы подошли к выбору персонала заведения?

У нас есть несколько принципов, которым мы следуем при подборе персонала. Например, мы не берем людей, проработавших в крупных барах и клубах, так как это все-таки особая коктейльная культура, в которой вино считается чем-то скучным. А еще мы придерживаемся политики «лучше научить, чем переучивать» — под нашим руководством, у персонала появятся и необходимые для нас знания, и свое собственное к вину отношение.

— Как вы относитесь к рекламе вашего заведения и как вы сами пиарили себя?

Нам поступают различные предложения, но они, как правило, нацелены на увеличение посетителей. Мы от такой рекламы отказываемся, потому что нам важнее все-таки качество аудитории, нежели количество. По поводу самопиара.. Баку — город фейсбука, тут все знакомы друг с другом, все у всех в друзьях. Первое мероприятие Kefli мы даже не продвигали, но при этом пришло огромное количество людей и в итоге открытие было просто ошеломляющим, — мы такого точно не ожидали.

— У вас всегда очень разнообразный плейлист — сразу чувствуется, что музыке вы уделяете внимание. Кто отвечает за музыку, как вообще выбираете, что ставить?

Всегда кажется, что творческие задачи, например, составление плейлиста, очень легкие, но на самом деле это далеко не так. Последний составлял я. Задача заключалась в том, чтоб ни одна композиция не звучала дважды. Вообще, мы смешиваем различные жанры музыки, например, джаз, электронную, классику — с музыкой Ильхамы Гулиевой или DiHaj. То есть, приоритет не отдается исключительно зарубежным исполнителям, так как мы с большим уважением относимся к азербайджанской музыке. На одном из мероприятий у нас вот звучал Полад Бюль-Бюль оглы.

— Ваше заведение жутко уютное и комфортное, и я уверена, что полюбилось за довольно небольшой срок (два года) оно многим, и потому в выходные тут порой не пробиться. Не планируете расширяться и открывать филиалы?

С одной стороны вполне логично расширяться, но с другой понимаешь, что все-таки вино —  это не такой массовый продукт, как, например, кофе. Открывать что-то новое, продолжать идею локальности — это да, это можно и нужно. Но не сам Kefli. Все-таки это место — просто маленький и уютный винный бар.

Похожие

  • Замир Мамедов - 26 апреля 2018 Азербайджанский стартап Keepface, о котором Navigator Business Review уже неоднократно писал, объявил о предоставлении услуг по influence marketing в странах Латинской Америки. Услуги охватят такие страны региона как Бразилия, Аргентина, Мексика, Перу, Эквадор. Кроме того, предполагается выход и в страны Центральной Америки – в Мексику и Эквадор. Как сообщил сооснователь Keepface Вагиф Аббасов, хотя он не знает, насколько их платформа будет эффективна в странах Латинской и Центральной Америки, но деятельность многих платформ в различных сферах доказывает, что digital не знает границ. «Для нас это является новым приключением, так как придется управлять бизнесом на расстоянии. Мы не боимся неудач, так как именно наша наглость позволяет делать нам то, что мы делаем», сказал Вагиф Аббасов. Он также порекомендовал другим азербайджанским компаниям также не бояться больших задач. Отметим, что Кeepface.com - это международная автоматизированная платформа маркетинга влияния, где бренды и инфлунсеры проводят рекламные кампании в социальных сетях. Бизнес начинался в Азербайджане, но потом был юридически перенесен в Объединенные Арабские Эмираты, где Keepface недавно привлек 300 тыс. долларов при оценке компании в 2 млн. долларов. До настояящего времени платформа присутствовала в Азербайджане, Грузии, Турции, в странах Центральной Азии и ОАЭ. В стратегию компании входит охват 15 стран до конца года.    

    Азербайджанский стартап Keepface, о котором Navigator Business Review уже неоднократно писал, объявил о предоставлении услуг по influence marketing в стра ...

  • Эльнур Эйбатов - 24 апреля 2018 На что вы обращаете внимание, когда первым делом приходите в компанию? Скорее всего, это её офис. По его внутреннему убранству сразу можно понять, насколько хорошо идут дела у компании. Поэтому сегодня многие фирмы стараются обустроить свой офис так, чтобы выставить себя крупным игроком на рынке и надёжным партнёром одновременно. О последних тенденциях в выборе офисной мебели нам рассказал Азиз Маммадов, генеральный директор «Office Systems». Вы одна из старейших компаний на азербайджанском мебельном рынке со специализацией на корпоративный рынок. Расскажите вашу историю. Наша история начинается с 1991 года, когда я создал первую свою компанию, которая называлась «Программа». Почему такое название? Потому что мы думали, что будем работать с компьютерами и программным обеспечением. Но уже через три года я открыл компанию «Office Systems» и мы сразу же получили крупный заказ от Министерства иностранных дел на поставку компьютеров и офисной мебели. Начиная с того момента, мы и стали специализироваться на офисной мебели и оборудовании, чем и занимаемся на данный момент. В 1999 году мы открыли филиал в Объединённых Арабских Эмиратах. За 25 лет нашей деятельности были и взлёты, и неудачи, что в принципе, характерно для каждого бизнеса. На выбор офисной мебели влияет стиль управления, национальные особенные бизнеса и многое другое. Как можете охарактеризовать азербайджанские компании исходя из выбора мебели? Поменялись ли предпочтения у наших бизнесменов со временем? Согласно известной фразе – о вкусах не спорят. И предпочтения в выборе мебели претерпели достаточно сильные изменения. В 90-х годах мало кто придавал значение дизайну – все думали: «мебель она и есть мебель». Но постепенно люди начали понимать, что офис – это лицо компании и надо выглядеть достойно в глазах клиентов и партнёров. Сейчас так сложилось, что наши основные клиенты – это не только крупные азербайджанские компании и холдинги, такие как Pasha Holding и Gilan Holding, но и иностранные компании. Мы работаем по западному образцу и даём гарантию на мебель. Наш подход предполагает контроль за сроками поставки – у нас не то что не бывает опозданий, мы наоборот, стараемся сдать мебель раньше срока. Поэтому нашими клиентами стали очень много иностранных компании из нефтяного сектора, которые реально оценивают хороший сервис и качество продукции. Покупать то, что нравится или следовать рекомендациям дизайнеров и консультантов? Как вы помогаете выбирать мебель? Какие рекомендации можете дать нашим читателям, большинство которых из корпоративного сектора? Я скажу так – помощь дизайнеров в таком деле не бывает лишней. Хороший дизайнер может помочь ценным советом и добавить какую-то изюминку в банальную, казалось бы, обстановку. И наши клиенты, и мы, как производители, обязательно берём это в будущем на заметку. Недавно у нас был проект в AZSığorta, который заставил меня задуматься. Дизайнеры создали прекрасную концепцию, но совершенно не подумали о том, как мы, производители, будем её реализовывать, а главное, насколько пользователям будет удобно. Но после того как мы с ними всё обговорили, то в итоге у нас получился очень интересный и необычный офис AZSığorta в Hyatt Tower 2. Участие дизайнеров зачастую может привести к хорошему результату. Но бывает и так, что к нам обращаются клиенты и просят нашего совета. У нас есть штатный дизайнер и мы тоже стараемся дать полезные рекомендации. Например, как разместить 20 человек в одной комнате и при этом сохранить комфорт? Это довольно сложная задача, которая требует комплексного подхода. Мы делаем планировку на бумаге, потом в комнате и т.д. Мы хотим, чтобы люди потом были довольны нашей продукцией и советовали нас своим знакомым и друзьям. Одной из ваших специализаций является продажа мебели для отелей. Ввиду бурного развития туризма этот сегмент на подъеме? Почему гостиницы должны покупать у вас? И есть у вас мебель для такого направления гостеприимства как хостелы? У нас есть различные комплекты мебели с описанием и фотографиями. Цены тоже разные. Есть готовые комплекты для разных типов гостиниц – от двух до пяти звёзд. Таких готовых комплектов в зависимости от категории отеля я у других компаний не видел. Конечно, можно сделать изменения в зависимости от размеров комнаты и цветовых предпочтений. Что касается хостелов, то здесь совсем другая история. Мы делали домики для охраны при  коттеджах – там использовалась мебель, которая обычно бывает в хостелах. Но напрямую с хостелами мы пока что не работали. В ближайшем будущем думаю, что нам стоит всерьёз задуматься над этим и придумать концепцию для азербайджанских хостелов. Вы также развиваете свою деятельность в ОАЭ. Какие отличия у покупателей Азербайджана и ОАЭ? Так как мы работаем с корпоративными клиентами, то большой разницы нет. Мы обустраиваем офисы западного образца. «Office Systems» не делает мебель для дворцов олигархов или замков певцов. Правда мы делали мебель для наших знакомых, и они остались в восторге. Так что может мы откроем линию для производства мебели для жилых помещений, но пока что мы специализируемся на офисной мебели. Наша продукция выполнена в стиле модерн, чтобы было одновременно удобно и красиво. Эргономика очень важна, особенно когда ты сидишь на рабочем месте по 6-8 часов в сутки. Отмечу, что у нас очень большая коллекция эргономичных офисных кресел. Они не дешёвые, но в них очень широкие возможности регулировки, так что к концу рабочего дня вы не почувствуете усталости. Такие кресла покупали BP, Rolls-Royce и другие крупные компании, которые не экономят на удобстве. Планируете ли вы выходить на другие рынки? Здесь, к сожалению, не всё так просто. В 2012 году мы открыли филиал во Флориде, в США. Он просуществовал всего лишь год. Мы уже арендовали офис и набрали сотрудников. Но из-за возникших бюрократических сложностей, к сожалению, его пришлось закрыть У нас были контракты в Казахстане и Грузии, где мы выигрывали тендеры. В Грузии мы поставляли мебель лаборатории CRL в 2009 году. А 2 года назад мы выиграли такой же тендер в Баку. Физически выходить на другие рынки мы не планируем – мы развиваем интернет-магазин, который бы обслуживал клиентов по всему миру. Электронная торговля выглядит очень перспективной. Мы предлагаем не просто мебель, а полноценные решения для бизнеса – это и банковская мебель, и несгораемая мебель. Есть железные шкафы для хранения взрывчатых веществ и специальные шкафы для химических реактивов. Мы можем предложить специальный стол, от которого будет подзаряжаться ваш смартфон. Недавно мы подписали контракт с немецкой компанией, которая выпускает так называемую «вечную» мебель. Эти столы и стулья не царапаются, не боятся ни огня, ни воды. Компания «Office systems» может решить практически любой вопрос, связанный с меблированием вашего офиса. Всем начинающим компаниям могу посоветовать – уделите пристальное внимание вашему офису. Постарайтесь не быть как все, и в то же время не переборщите с вычурностью. Нужно постараться соединить воедино красоту и комфорт – сложная, но вполне решаемая задача, если знать к кому обратиться за помощью.      

    На что вы обращаете внимание, когда первым делом приходите в компанию? Скорее всего, это её офис. По его внутреннему убранству сразу можно понять, насколь ...

  • Лейла Абузи - 23 апреля 2018 Существует мнение о том, что азербайджанцы в основном могут создавать бизнес только внутри страны. Причиной такого мнения является, что у наших соотечественников якобы затруднено понимание зарубежных рынков и традиционно слабы маркетинг. Но раз за разом наши соотечественники разрушают этот миф и начинают свой бизнес как в отдельной стране, так и на региональном уровне. Navigator Business Review побеседовал с двумя нашими соотечественниками, которые поделились своими мыслями о своих бизнесах в условиях реализации за пределами страны. Кeepface.comэто международная автоматизированная платформа маркетинга влияния, где бренды и инфлунсеры проводят рекламные кампании в социальных сетях. Бизнес начинался в Азербайджане, но потом был юридически перенесен в Объединенные Арабские Эмираты, где Keepface недавно привлек 300 тыс. долларов при оценке компании в 2 млн. долларов. По словам Вагифа Аббасова, руководителя Keepface, открытие офиса в Дубае обусловлено с развитием за пределами страны и с целью привлечения иностранных инвестиций. Кроме того, в каждой стране, где представлен Keepface, создан филиал компании и собрана отдельная команда или же работа осуществляется через партнеров. В настоящее время Keepface помимо Азербайджана представлена в Средней Азии, Грузии, Турции и Иране. В планах – Украина и Россия. В дальнейшем Keepface намерен выходить в страны Северной Африки и Ближнего Востока. В.Аббасов подчеркнул, что до конца 2018 года компания планирует присутствовать в 15 странах мира. Myinterview.me – международная платформа по поддержке компаний при поиске и отборе соискателей на вакансии. Компания изначально была создана в Объединенных Арабских Эмиратах нашим соотечественником Рауфом Мамедовым. По словам Рауф Мамедова, Myinterview уже сотрудничает с крупными международными и государственными корпорациями, которые представлены в Заливе. Платформа облегчает корпорациям подбор работы и позволяет экономить время и деньги. Примечательно, что правительство Дубая создало на основе платформы нашего соотечественника свою платформу, которую успешно использует для подбора кадров.

    Существует мнение о том, что азербайджанцы в основном могут создавать бизнес только внутри страны. Причиной такого мнения является, что у наших соотечеств ...

Добавить коментарий

Войти с помощью: