Эксклюзивное интервью с бизнесвумен Дианой Ахадпур (ФОТО)

Интервью с известной азербайджанской бизнесвумен и дизайнером Дианой Ахадпур, которая намерена развивать собственный бизнес в европейских странах.

 Ваш выход на азербайджанский рынок – это настоящий глоток свежего воздуха. Вы создали национальный бренд, который не просто работает, а производит продукцию высокого уровня. Как Вам удалось добиться этого за столь короткое время? С чего все началось? Чего Вы, возможно, в начале боялись? Опишите, пожалуйста, этот путь.

На самом деле, для меня это еще детская мечта. Решение создать собственный бренд вовсе не было спонтанным, пришедшим как-то прекрасным утром за завтраком. Я с детства знала, что у меня будет свое дело, свой магазин. Шла я к этому очень долго. Я закончила художественную академию, училась на дизайнера. Начать свое дело сразу, конечно же, не получилось, ведь для этого нужны большие ресурсы, прежде всего денежные. В итоге мой путь сложился таким образом, что я сначала устроила свою личную жизнь, вышла замуж, стала матерью, и лишь затем, довольно поздно по нынешним временам, я взялась за осуществление своей мечты, благо муж меня всячески поддерживал.

Прежде всего я занялась поиском команды. Ее главной силой стала моя давняя подруга, еще по академии, Ляман Шарифли, очень талантливый дизайнер. Мы дружим с 18 лет, и она стала моей правой рукой в бизнесе. Мы создали хорошую команду, нашли лучших в стране портних, закройщиков, конструкторов.

Многие жалуются, что в Баку трудно найти профессионального закройщика.

А мы нашли! Конечно, его пришлось переманивать хорошей зарплатой. Затем я зарегистрировала свою марку, нашла помещение для магазина в лучшем месте города. Я лично разрабатывала оформление помещения, вплоть до мельчайших деталей. Вообще, я очень много участвую в работе бренда лично. Я сама выбираю ткани, сама, вместе с Ляман, занимаюсь дизайном, мы вдвоем уже подготовили три коллекции, последняя скоро выходит.

Вы планируете выход на международный рынок?

Конечно. Мы не просто планируем, мы уже выходим, делаем для этого необходимые шаги. Мы собираемся выйти на рынки России, Великобритании и Италии. Пока мы не открываем там магазины для прямой продажи нашей продукции, но есть магазины, которые готовы предоставить нам место у себя.

Не хотите привлекать зарубежных дизайнеров? Вообще, участвуют ли в Вашем деле какие-либо дизайнеры со стороны, или же Вы работаете только вдвоем с Ляман?

Нет, для нас принципиально работать именно самим. Если мы можем справляться с этой работой самостоятельно, зачем нам нужен кто-то из-за рубежа?

Зарубежных дизайнеров обычно приглашают в таких случаях. Представим себе жену или дочь богатого человека, которой скучно и которая хочет себя чем-то занять. Она открывает себе дом моды, при этом не умеет рисовать, не разбирается в тканях, не понимает в принципе, что такое мода, и конечно же просто вынуждена привлекать дизайнеров. Не знаю, приглашал ли кто-либо дизайнеров-иностранцев, сомневаюсь, что такие случаи бывали. Обычно берут нескольких молодых девушек с дизайнерским образованием. И зачем мне все это, если я вполне в состоянии сделать все сама?

Каждая коллекция – Ваше личное творение?

Конечно, естественно.

Многие в Азербайджане с подозрением относятся к отечественной продукции. Есть достаточно людей, которые из соображений престижа предпочтут импортный ширпотреб качественной одежде нашего производства. Создает ли это проблемы в Вашем деле?

Да, соглашусь, такая проблема существует. Но здесь нужно понимать одну очень важную вещь. Когда мы говорим «многие», то мы подразумеваем многих, но не всех, далеко не всех. Есть устойчивый процент клиентов, которые признают и покупают мою продукцию. К сожалению, этот устойчивый процент далеко не так высок, как мне хотелось бы. Пока что мне только предстоит завоевать большинство.

Увы, есть потребители, и их довольно много, если не большинство, которые не готовы платить, скажем, 500 манат за вечернее платье из превосходного шелка моего бренда, которое не уступит платью любого знаменитого мирового дизайнера ни по качеству ткани, ни по качеству пошива, но готовы потратить те же 500 манат на кофточку от известного международного дома моды, которая похожа на обычную футболку, просто с логотипом. И все для того, чтобы показать всем окружающим, что она одевается «от такого-то дизайнера». Это показное потребление, которое бьет и по общественным вкусам, и по кошелькам отдельных людей.

Как Вы с этим боретесь?

Никак. Я просто работаю с теми людьми, которые готовы платить за мою продукцию. А как мне бороться с психологией большинства? Я лишь надеюсь на то, что со временем мнение среднестатистического потребителя изменится. Сейчас я собираюсь начать продавать свои платья за границей, и я уверена, что там они смогут посоперничать со многими брендами. Во всем мире сейчас дизайнерскую продукцию ценят намного выше, чем товары от монобрендов, как Gucci, Dolce&Gabbana, Louis Vuitton и т.д.

Иногда даже подмывает закрыть продажи в Азербайджане и полностью сосредоточиться на зарубежном рынке. Но я здесь живу, работаю здесь, и я не могу отказаться от «домашнего» рынка.

Но Вы же не хотите пока открывать свой магазин за границей?

Почему же нет, очень даже хочу. Другое дело, что это далеко не просто. Чтобы завести бизнес в этой сфере зарубежом нужно быть узнаваемым, хотя бы немного. Нужно потратить минимум пять лет, чтобы заработать известность у покупателя. Планы, конечно, есть, но ключевого ресурса для их претворения в жизнь – узнаваемости – пока нет.

А в Азербайджане Ваш бренд узнаваем?

Да, в Азербайджане мы уже добились известности, пусть мы и работаем меньше года. Я много внимания уделяю тому, чтобы появляться в журналах, на уличных билбордах. Многое говорит и то, что магазин находится в лучшем молле города. Какой еще азербайджанский дизайнер сейчас может себе позволить иметь магазин в Port Baku? Никакой. Это тот случай, когда даже местоположение служит для узнаваемости. Знать себе цену – одно из главных условий для успеха в таком деле, а я себе цену знаю.

Вы поставили себе изначально очень высокую планку, и теперь не имеете права на отступление. Не слишком ли это сложно?

Конечно, есть трудности, есть моменты, о которых жалеешь. В самом начале ты не знаешь, с чего вообще начинать. Все люди, которые успешны в бизнесе, в начале терпят несколько серьезных поражений. Довелось испытать свои поражения и мне.

Есть что-то, чего Вам еще не удалось сделать?

Конечно, это прежде всего касается работы на международном рынке. Что касается внутренних дел, то, как мне кажется, пока что я делаю все, что в моих силах. На самом деле, работать с азербайджанским рынком довольно просто, а вот с зарубежьем все намного сложнее.

Дизайнерский бизнес очень тесно соприкасается с модельным. Что Вы можете рассказать об этом?

Не могу сказать, что я удовлетворена качеством модельных услуг в нашей стране. Модель – довольно сложная профессия, в ней требуется прежде всего уметь показывать платье, а не просто привлекательная внешность. Этого у нас, к сожалению, еще не до конца понимают. У меня есть некоторые модели, с которыми я сотрудничаю с удовольствием, но, к сожалению, их очень мало. Если речь идет о крупных мероприятиях, таких, как неделя высокой моды, которая состоится в мае в Баку, то приглашаем моделей из, например, Грузии. Для этих показов мы почти девять месяцев создавали коллекцию, целиком из шелка, с огромным количеством ручной работы, и экономить в таких случаях на качестве модельных услуг просто глупо. Так что, уж простите, не могу положиться здесь на наши модельные агентства.

Сейчас очень широко распространена работа с инфлуенсерами, когда тот или иной бренд сотрудничает с той или иной известной личностью, которая появляется на людях в одежде от этого бренда. Вы работаете в этом направлении?

Да, мы работаем, например, с певицей Айсель, которая поедет в этом году на Евровидение от Азербайджана. Вообще, конечно, я могу обеспечить полным гардеробом любого считающего себя звездой человека в Баку. Но в целом к азербайджанскому бомонду я отношусь, как бы так помягче выразиться, скептически, как минимум ко многим его представителям, и я не очень хочу, чтобы кто-то из людей, к которым я не испытываю никаких симпатий, появлялся в моих платьях. Есть, конечно же, исключения, та же Айсель, например. К сожалению, я пока не могу одеть ее к финалу Евровидения, но на многих мероприятиях она появляется в одежде от моего бренда.

Не собираетесь начинать работать с мужской модой?

Нет, даже не думаю.

Потому что мужская мода очень консервативна?

Скорее потому, что никогда в этой сфере не работала, не связывалась с ней, и это просто не мое. Это совершенно отдельный профиль, в котором я мало чего понимаю.

Если говорить о Вас только как о дизайнере, сталкиваетесь ли Вы с какой-либо конкуренцией?

С большинством владельцев модных домов в стране я лично не знакома, кого-то встречала, с кем-то пересекалась, но в большинстве случаев не знаю даже имен. Некоторые вещи, которые они шьют, меня повергают в шок, в голове крутится только один вопрос – кто в здравом уме готов отдать за это свои деньги? Впрочем, я уже говорила, что в большинстве случаев владельцы модных домов сами не занимаются дизайном, а предпочитают нанимать нескольких молодых специалистов. Кроме того, это все-таки не бренды, а скорее ателье, которые шьют одежду на заказ. Это их дело, я против ничего не имею. У меня совсем другой профиль деятельности, у меня есть бренд, есть свой магазин, я шью готовую одежду, работаю с размерами, коллекциями, сериями, моделями. И в этой сфере у нас нет конкурентов, никто просто не готов рискнуть и вложиться в такое дело.

А сколько времени и средств уходит на одну коллекцию?

Коллекцию, которую мы представим в мае, мы готовили девять месяцев, но это haut-couture, с огромным количеством редких тканей и ручной работы. На обычную сезонную коллекцию уходит где-то шесть месяцев. Подсчет средств мы обычно делаем в конце, так что не могу сказать.

Что Вас вдохновляет?

Ткани. Сначала всегда приобретается ткань, а потом уже придумывается модель под эту ткань. Я много работаю с каталогами тканей, очень люблю смешивать разные рисунки и текстуры, шелк с бархатом, например, или кожу с шелком.

Сейчас многие дизайнеры интересуются этническими орнаментами. Вы как-то работаете с азербайджанскими орнаментами?

По правде сказать, нет. Возможно, есть какие-то рисунки, которые я смогу и захочу использовать, но в целом я не очень хочу углубляться в этнографию. По натуре я скорее новатор, я не люблю обращаться к прошлому.

Вы не хотите добавить в свою одежду больше яркости, больше красок, больше эпатажа?

Последняя моя коллекция была выдержана в бежевых тонах, наверное она могла показаться довольно монотонной. Но, когда вы создаете коллекцию, вы всегда должны думать о совместимости разных ее элементов. Это возможно только в том случае, если в коллекции присутствует какой-то лейтмотив. В моей последней показанной коллекции этим лейтмотивом был бежевый цвет. В той коллекции, которую мы покажем в мае, лейтмотив совсем другой, там есть, можно сказать, по одному платью на каждый цвет.

Если знаменитость с хорошей репутацией закажет Вам сшить для нее свадебное платье, Вы готовы взяться за это дело?

Да, конечно.

А уйти в сектор свадебных платьев не хотите?

Нет, даже с учетом того, что это очень прибыльный сектор. Не исключаю возможности, что начну когда-нибудь этим заниматься, но пока это определенно не мой профиль. Я предпочитаю сейчас работать с коктейльными и вечерними платьями, с более повседневной одеждой, нежели свадебные платья. Если я захочу заняться и этим делом тоже, то мне придется расширить команду.

А сколько у Вас сейчас сотрудников?

30 человек.

И у Вас своя мастерская?

Да, конечно.

Navigator Business Review желает Вам удачи в ваших проектах и успешного развития вашего бизнеса за пределами нашей страны.

Спасибо!

 

Похожие

  • Эльнур Эйбатов - 23 мая 2018 Представьте ситуацию: вы со своими друзьями решили собраться и весело провести время. Перед вами открывается масса вариантов, но все они довольно банальны – кинотеатр, кафе, парки аттракционов. А вам просто хочется посидеть где-нибудь вместе, поболтать и как вариант поиграть в настольные игры, которые исчисляются десятками названий. И тут на помощь приходит антикафе – заведение, завоевавшие любовь миллионов людей во всём мире. Первое кафе, работающее по системе оплаты за время, появилось в Китае. Подобные места некоторое время назад появились в Москве и Санкт-Петербурге и сразу же завоевали свою аудиторию. В 2012 году в России был настоящий бум подобных заведений. Каждое антикафе пыталось завлечь клиентов чем-то оригинальным, при этом везде действовало общее правило – запрещалось употреблять алкогольные напитки и курить. А что же можно делать в антикафе? Помимо отдыха в антикафе можно работать. Во многих заведениях предусмотрен тихий уголок для тех, кто хочет поработать вне дома. Антикафе является излюбленным местом дизайнеров, программистов и фрилансеров. Помимо этого, в антикафе могут проводиться различные интересные мероприятия – мастер-классы, познавательные семинары. Тематика ничем не ограничена, всё зависит от фантазии владельца. Хотя основная масса антикафе находится на территории Российской Федерации, концепция получила широкое распространение в странах СНГ и вышла на европейский рынок (Чехия, Словакия, Франция, Германия, Финляндия, Великобритания). Одно из первых и популярных антикафе в России – антикафе «Циферблат». Оно стало первым заведением, где платили поминутно: 1 минута – 1 рубль. В заведении гости могли пить чай, кофе и угощаться сладостями, к тому же, напитки разрешалось приносить из дома. Фишкой заведения стал будильник, который гости получали на пороге. Что выгоднее – держать обычное кафе или антикафе? В обоих случаях вам понадобится помещение. Для обычного кафе потребуется держать целый штат персонала, в то время как для управления антикафе достаточно 2-3 человек. Необычный интерьер – то, что привлечёт клиентов. Прибыль антикафе приносит время – в Баку цена составляет примерно 3-4 маната за час с человека. При таком раскладе в день можно заработать до 80-100 манат в день. Стоит учитывать, что летом поток гостей ослабевает, ведь можно провести время прогуливаясь по бульвару, а не сидеть в помещении. Помимо расходов на коммунальные услуги и аренду (если помещение арендуется), каждый месяц тратится небольшая сумма на пополнение запасов чая и сладостей. Затраты на покупку настольных игр можно отнести к первоначальным, докупая при необходимости популярные новинки. Стоит также учитывать, что проведение мероприятий в антикафе не принесёт вам прибыли и даже будет убытком в финансовом плане, однако этим вы сможете завлечь новых гостей и расширить аудиторию. Что касается маркетинга, тут свою роль сыграет так называемое «сарафанное радио» - об уютном и необычном месте молодёжь узнает от своих друзей. Однако всецело полагаться на это не стоит и на начальном этапе лучше всего использовать продвижение в социальных сетях – основном месте обитания молодёжи. Антикафе окупается за год или полтора – многое зависит от вашего умения и фантазии. Если вы задумывались об открытии своего антикафе, то покупка уже готового заведения будет более выгодным вложением, нежели открытие нового. У существующего антикафе уже есть место, репутация и свой сегмент клиентов. Вам не придётся тратиться на ремонт и маркетинг. Основная аудитория антикафе – люди в возрасте от 15 до 25 лет. Чтобы привлечь семей с детьми или людей постарше, вам придётся потрудиться. Как вариант организация дней рождения или проведение конкурсов с призовым фондом, сформированным из взносов участников. Это может быть как турнир для любителей игровых приставок, так и интеллектуальные викторины. Главное в этом деле – вызвать у людей желание прийти вновь. Антикафе обладают большей гибкостью, нежели обычные кафе. Те в свою очередь зарабатывают репутацию за счёт вкусных блюд и уютной атмосферы. Редко какое кафе может удивить оригинальностью в этом вопросе. Антикафе в свою очередь обладает свободой выбора – удивлять клиента можно снова и снова, при этом придерживаясь основной концепции. Важную роль может сыграть место – расположив антикафе рядом с вузами или моллами, вы увеличите свои шансы на успех. Если арендовать помещение и обустроить его, то на это уйдёт 2-3 тысячи манат. Основные расходы составит покупка мебели и предметов декора. Дальше придётся потратиться на маркетинг и вот вы уже принимаете первых клиентов. Конечно, затраты полностью зависят от ваших желаний и степени оригинальности. Главное – не бросать поддерживать оригинальность. За антикафе постоянно нужно следить и привносить новое, лишь тогда вы добьётесь успеха. Волна популярности антикафе не обошла стороной и Баку. Небольшие уютные заведения стали символом нового Баку. О причинах успеха подобных заведений мы поговорили с Мурадом Гурбановым, директором антикафе «Apartment 9». Добрый день, Мурад мяллим. Большое спасибо, что уделили нам время. Расскажите, как появилась идея бизнеса. И почему именно антикафе? - Идея появилась тогда, когда мы с моим партнёром Рустамом Гурбановым искали пути вложения денег с целью извлечение прибыли. Искали долго и упорно, в конце концов мы обратили внимание на концепцию антикафе, потому что в Баку она была не такая популярная, однако мы видели перспективу таких заведений в нашей стране. Логика была простая – часто молодые ребята не хотят идти в ресторан и заказывать что-либо, просто для того, чтобы посидеть вместе и поболтать, обсудить что-либо. А в антикафе «Apartment 9» вы можете просто прийти и не нужно что-либо заказывать. У нас бесплатные и безлимитные чай, кофе и сладости для наших гостей, и платят они лишь за то, сколько времени просидят у нас. Посидел 40 минут платишь за 40 минут, просидел 92 минуты платишь за 92 минуты. И никто не может подойти к вам и сказать, что вы сидите уже 3 часа и ничего не заказываете – мы дарим людям свободу и это наше главное отличие. Сама концепция «антикафе» появилась в Азербайджане совсем недавно, но быстро завоевала популярность. В чём, по вашему мнению, причина такого успеха? - Причина успеха, по-моему, в том, что мы дарим людям свободу выбора, ни ограничиваем их ничем – у нас они могут посмотреть фильмы, спеть караоке, поиграть в настольные игры или заняться чем они хотят. Для этого у нас есть общий зал, где гости сидят все вместе в весёлой и интересной атмосфере. Также гости могут посидеть в отдельных комнатах, чтобы никто им не мешал. У нас всегда интересно и весело. Вы часто проводите различные интересные мероприятия в антикафе. Что было самое необычное и чего ожидать в будущем? - Мы разделяем наши мероприятия на две группы – образовательного и развлекательного характера, потому что мы хотим, чтобы люди у нас не только веселились, но и постоянно развивались вместе с нами. Мы считаем, что человек постоянно должен двигаться вперед, развиваться, и конечно после определенного развития нужно остановиться, поразмыслить, сделать выводы и отдохнуть – и в этом мы тоже готовы поддержать наших клиентов мероприятиями развлекательного характера. Какие планы у заведения на будущее? Планов у нас много, я не буду раскрывать вам всех карт, потому что интерес пропадет. И поэтому мы советуем нашим постоянным и новым гостям постоянно следить за нами. Мы следим за последними трендами в этой индустрии и попытаемся внедрить все новинки в Баку.

    Представьте ситуацию: вы со своими друзьями решили собраться и весело провести время. Перед вами открывается масса вариантов, но все они довольно банальны ...

  • Лейла Абузи - 21 мая 2018 Мать-одиночка 9-летнего сына, Эллен Лэтхэм потеряла работу. По словам успешной бизнес-вумен, для нее это было самое страшное время в жизни, но отец, тренер по футболу, всегда призывал концентрироваться не на том, чего у тебя нет, а на том, что есть. У Эллен Лэтхэм был сертификат преподавателя пилатеса — и она придумала фитнес-программу. Давала уроки дома, а через год задумалась о собственной студии, — из нее и выросла Orangetheory Fitness. Сейчас в американской фитнес-индустрии компания Orangetheory Fitness известна программой интенсивных тренировок, где кардио сочетается с упражнениями на силу и выносливость. Более 500 новых студий и 100 тыс. новых клиентов — результат фитнес-франшизы за год с небольшим. Компания лидирует в рейтинге Women President’s Organization — списке 50 наиболее быстро растущих предприятий Америки под управлением женщин. Годовая выручка Orangetheory — более $40 млн. Продано более 1,3 тыс. лицензий на новые студии. Основатель Orangetheory Эллен Лэтхэм рассказала, почему в фитнесе важна наука и как привлекать новых клиентов с помощью существующих.

    Научный подход

    Программа тренировок, ставшая основой франшизы Orangetheory Fitness, не пугала неподготовленных людей. Эллен Лэтхэм разработала ее для всех желающих, а не только для тех 10% клиентов, кто может посещать групповые занятия. Метаболические и велотренировки, говорит Лэтхэм, с научной точки зрения, не работают.

     Конкурентное преимущество

    В обычных фитнес-центрах предлагаются упражнения на велотренажере или круговые тренировки. Orangetheory контролирует пульс и уровень активности каждого клиента в течение всего занятия, и результаты видны на специальном мониторе. В конце каждого часа выставляются баллы за поддержание нужного пульса — это ключевой показатель для достижения результатов в фитнесе.

    На каждом занятии за час чередуются бег, велосипед, гребля и поднятие тяжестей. Смена упражнений помогает преодолевать недостатки. Отличный бегун, которому недостает  физической силы, легко перенесет время бега, но при поднятии тяжестей поймет, что есть над чем работать. Это заставит клиента вернуться.

    Инструкторы Orangetheory умеют зарядить участников энергией, поддержать и придумать интересные испытания.

    Команда единомышленников и соцсети

    С самого начала сооснователи (Эллен Лэтхэм, Джером Керн и Дейв Лонг) выбирали в команду людей, которые разделяли их ценности. Они поставили себе задачу изменить фитнес-индустрию в стране.

    Основными инструментами продвижения стали Facebook, Twitter и Instagram. Среди посетителей их центров много блогеров, чьи посты тоже помогают привлекать новых клиентов.

    IncRussia    

    Мать-одиночка 9-летнего сына, Эллен Лэтхэм потеряла работу. По словам успешной бизнес-вумен, для нее это было самое страшное время в жизни, но отец, трене ...

  • Замир Мамедов - 18 мая 2018 История одного из сотен тысяч азербайджанцев, проживающих в странах СНГ. Рашад Алиев живет в Санкт-Петербурге и занимается самым обычной торговлей. Navigator Business Review публикует эту историю, рассказанную в российском VC. Эта история вызвала большое количество положительных эмоций среди россиян, которые в своих комментариях многократно высказали свое положительное отношение к нашему  соотечественнику. "С Рашадом я познакомился случайно: купил овощи и пошёл по своим делам. Когда я увидел человека, который бежит за мной через проспект Энгельса и машет руками, я и не знал, что думать. Оказалось, что я забыл пучок зелени, а он решил мне его вернуть. Посмеялись, разговорились: выяснилось, что он владелец этой фруктово-овощной лавки. Я удивился. — Вы так за всеми покупателями бегаете? — Мы работаем на совесть, даже если надо побегать. Недавно я вспомнил этот случай и подумал, что предприниматель — не только тот, кто руководит масштабными проектами. Порой предприниматель — тот, кто бежит за тобой с пучком кинзы. Интервью получилось спонтанным: я встретил Рашада рядом с павильоном по пути домой. Коротко объяснил ему ситуацию, он улыбнулся и сказал: «Спрашивай». Есть впечатление, что в этом деле люди не оказываются случайно. Как вас занесло? Это семейное дело. В середине 1990-х годов нужно было кому-то продавать овощи и фрукты на Сытном рынке, у отца. Вот мой отец (Рашад показывает в сторону пожилого человека неподалёку). Я начал работать в девять лет, второй класс не закончил. Читать и считать я учился уже позже. Ну, ничего, вроде научился. Вот журнал: здесь все записи, доходы, расходы. А сейчас вам сколько? Тридцать три. С тех пор много времени прошло. Как выглядит ваш рабочий день теперь? С утра мои люди едут на базу. Уже в 5:30 присылают мне фотографии (достаёт телефон, открывает WhatsApp): вот это сегодня утром — черешня и клубника. Если товар хороший, покупают его и везут на продажу. Я в это время пью чай, потом играю с детьми и ближе к 8 утра еду на работу. Сейчас 10 вечера, я до сих пор здесь. У вас вообще много точек по городу? Точка только одна, и новые открывать я не планирую. Здесь всё просто: я в двух разных местах одновременно быть не могу. А без меня люди работают не так, как надо. Не потому, что они плохие работники, а потому что это просто сложно. Я заметил, что здесь год от года работают одни и те же ребята. Это ваши знакомые или родственники? Это всё родня. Вот этот мужчина, к примеру — муж моей сестры. Этот — двоюродный племянник. Здесь только так. Я пробовал нанимать людей со стороны, тех, кто приходил и хотел у меня работать. Но тут беда: посторонние люди часто наплевательски относятся к покупателям, грубят им. Хуже — пытаются обмануть, обсчитать, перехитрить. Это недопустимо. Ваши продавцы не хитрят?
     Мои знают: заберёшь чужой рубль, потеряешь сто. И наоборот, когда ты кому-то что-то отдаёшь, тебе возвращается намного больше — это такой закон справедливости. Если человек купил, к примеру, на 312 рублей, я беру с него 300. У меня только на скидки в день расходы 5000-7000 рублей, бывает и больше. Зато если я вежливо говорил с человеком, сделал скидку и продал ему хороший товар, он придёт снова.
    Прямо программа лояльности. А своих людей вы как-то обучаете? Ругаю их иногда (смеётся). Бывает, торопится продавец, положит огурцы в пакет и небрежно кинет покупателю на прилавок. Я ему говорю: «Возьми пакет обратно и аккуратно подай». Мне даже сами покупатели отвечают: «Да ладно, ничего страшного, это нормально». А я считаю, что ненормально: хочешь, чтобы тебе деньги на прилавок не бросали, хочешь, чтобы с тобой здоровались и приходили снова — относись к покупателю с уважением. Вы сами со многими покупателями лично знакомы? Знаком со многими. И многим помогаю. Не хватает у бабушки денег на картошку — отдаю так. Или недавно случай был — стоит женщина с ребёнком, явно небогатая. Говорит, у ребёнка зубы болят. В общем, вместе пошли в аптеку, купил им лекарства. Мне люди говорят, что я деньги теряю, а я думаю, что я больше приобрёл, чем потерял. Это ведь какой-то личный момент, не ради бизнеса и прибыли? Я всегда делаю только то, что хочется, поэтому для меня нет вещей только ради прибыли. Конечно, мы здесь зарабатываем деньги, но человеческое отношение никто не отменял. Про деньги. Сколько вы сейчас платите за аренду? Больше 200 тысяч рублей в месяц. Это много, но люди идут от метро мимо пяти овощных киосков и приходят ко мне. Оно того стоит, даже при таких затратах. А какой в вашем деле процент рентабельности? В «нашем деле», если говорить о всех продавцах, — это 50-100%. У меня — 30-40%. Почему такая большая разница? Потому что когда ты покупаешь килограмм черешни там (показывает куда-то вдаль), получаешь не килограмм, а 750-950 грамм: все подкручивают весы на 5-25%. А ещё у тебя в пакете будет какое-то количество гнилых ягод — это плохой товар, цена которому — ноль. Придёшь к этому продавцу ещё раз? Приду возвращать ему то, что он мне продал. Вот именно. А я по-другому делаю: не обвешиваю покупателей и продаю свежий товар. Нет такой бешеной прибыли с килограмма, зато ко мне возвращаются не ругаться, а покупать. Даже в 2010 году, когда едва удавалось отбить расходы — хватало на зарплату людям и чуть-чуть оставалось на жизнь — всё равно никого не обманывали. Поэтому со временем покупателей стало больше: сперва у нас появился прилавок на 3 метра, потом 6 метров, сейчас ещё площадь помещения увеличили, плюс на улице часть товара. А ещё мы недавно положили здесь новый асфальт, всё за свой счёт. Этой весной недалеко от Удельной дотла сгорел недавно открывшийся павильон. Возникает вопрос: конкуренция в стиле 1990-х годов никуда не делась? Я не думаю, что их подожгли, если ты про это. Сейчас так уже никто не делает. Это раньше могли и поджечь, и милиция могла весь товар арестовать (забрать себе). Сейчас делают по-другому: если большие сети видят, что ты хорошо торгуешь и забираешь их выручку, могут просто выкупить землю, которую ты арендуешь. Им выгоднее заплатить, чтобы тебя там не было, а участок стоял пустой. Я сталкивался с этим пару лет назад, меня так хотели выгнать отсюда. Но я эту площадку отбил. До этого ещё была ситуация: владельцы квартиры в доме напротив писали на нас жалобы постоянно, им не нравилось, что мы здесь торгуем. Меня даже в полицию возили несколько раз по всем этим доносам. Но мы ничего не нарушаем, всё по закону. Тем более, в полиции тоже знакомые есть. А там знакомые откуда? Одно время у нас часто промышляли воры. Воровали даже не у меня, а у покупателей: женщина товар выбирает, а они у неё кошелёк крадут. И так — постоянно. Я их сам гонял и разговаривать пытался, а они мне говорили: «Ты своим делом занят, а мы своим. Мы тебе не мешаем, и ты нам не мешай». Обращался в полицию, чтобы их всех разогнали, меня там посылали, мол, пусть потерпевшие заявления пишут. А для меня это плохо — ты ведь не будешь ходить туда, где у тебя воруют. Я тогда купил дорогую бутылку виски, пришёл к их главному: внаглую, без записи и пожаловался — он пообещал разобраться. В итоге и воров разогнали, и главарей их поймали. Уже несколько лет на Енотаевской ни одного вора. А с главным из полиции с тех пор общаемся, он иногда приезжает у меня покупать. Можно немного бестактный вопрос? Давай. Вы по национальности… Азербайджанец. Мои люди — тоже. Часто встречаетесь из-за этого с какой-то грубостью или с хамством со стороны славянской части населения? Я всегда видел, что почти все петербуржцы ведут себя очень вежливо, поэтому я к ним очень тепло отношусь. Меня бесят люди, которые говорят: «Русские такие, русские плохие». Я их спрашиваю сразу: «Что ты тогда тут делаешь, почему в России деньги зарабатываешь?» К нам тоже в основном хорошо относятся. Если грубят, то приезжие. Причём без разницы, откуда они приехали — из других регионов России или из Узбекистана, к примеру. Не знаю, почему так получается. У меня здесь много русских друзей, один мой друг даже нашёл для меня курсы русского языка для иностранцев, чтобы я научился грамотно писать (смеётся). Я ему пообещал, что запишусь в октябре, когда здесь дел будет поменьше. Вопрос напоследок: вы довольны тем, как сложилась ваша жизнь? Да, думаю, я счастливый человек. Работаю тяжело, зато домой возвращаюсь гордо.    

    История одного из сотен тысяч азербайджанцев, проживающих в странах СНГ. Рашад Алиев живет в Санкт-Петербурге и занимается самым обычной торговлей. Naviga ...

Добавить коментарий

Войти с помощью: