Гос.поддержка должна заключаться не в указаниях, а в предоставлении возможностей — Светлана Гасанова

В прошлом году в Азербайджан увеличился туристический поток из таких стран как Иран, Объединенные Арабские Эмираты, Россия, Грузия. Все более популярным направлением республика становится и для жителей ЕС. Рост числа туристов, по словам экспертов, связан с появлением бюджетных авиарейсов, началом работы системы ASAN VIZA, проведением в Азербайджане торговых фестивалей, различных спортивных мероприятий. Какого это работать в сфере, за которой так чутко следят все, как обстоят дела с внутренним туризмом, регионах и чего не хватает в стране.

Мы пообщались со Светланой Гасановой из компании AzeTourism, которая посвятила более 10 лет своей профессиональной жизни именно туризму. 

Светлана-ханум, расскажите, пожалуйста, о себе.

Я возглавляю департамент туризма, отвечаю и за въездной, и за выездной туризм. Наша компания на этом рынке относительно недавно, в связи с глобальными проектами руководства возникла необходимость открыть подразделение, занимающееся туризмом. Это удобно, а с такой клиентской базой – просто необходимо. Если говорить о датах, то компания занялась туристическим бизнесом в 2005-2006 годах.

В туризме я уже около 12 лет. Я работала в нескольких компаниях, находилась в комитете при ассоциации туризма, занимавшемся проблемными вопросами, в частности, выездным туризмом. У меня за плечами множество разнообразных проектов. Одним словом, в туризме я не новичок.

Мне кажется, что государство не уделяет достаточно внимания внутреннему туризму. Какие шаги предпринимаются именно для развития этого направления?

Как раз сейчас нам оказывается очень сильная поддержка со стороны Министерства туризма, Ассоциации Туризма Азербайджана, отелей. Создана Ассоциация гидов, а также бюро, занимающееся пропагандой страны на международном туристическом рынке. Но у нас до сих пор не настолько широкий выбор отелей, как хотелось бы. Уровень отелей ниже пяти звезд все еще невысок. А те, что находятся в регионах, не особо охотно идут на контакты с туристическими агентствами.

Если сравнивать с Баку, то регионы, конечно, отстают. Но если говорить о топовых регионах, сейчас очень популярных, о Шемахе, Габале, Шеки, то они уже достигли высокого уровня развития. Они могут принимать и группы, и индивидуальных гостей, и ВИП-гостей, и бюджетных туристов, одним словом, там можно разместить туристов разного уровня. Стал развиваться въездной туризм, и иностранцы приезжают не только в Баку, но и в Габалу. Развивается как курорт и Шеки, туда уже не просто приезжают погулять по старому городу, для гостей с другими предпочтениями есть, например, Marhal Resort. Да, там нет моря, но есть бассейн, есть спа-центр, есть детские площадки – все на любой вкус.

В связи с этим у меня есть следующий вопрос. В регионах нет ночной жизни. Туристам скучно, в шесть вечера в городе уже никого нет. 

Это специфика наших регионов. Да, у них нет ночной жизни. И  не государство должно этим заниматься. Это дело частных предпринимателей, которые открывают те же самые рестораны, организовывают местные аналоги бакинской Торговой улицы. Я думаю, что все со временем сложится. В этом должны содействовать муниципалитеты и исполнительные власти региона.

А Вам не кажется, что властям надо показывать людям, что после шести вечера жизнь продолжается?

Это сильно зависит от каждого конкретного случая. Например, в уже упомянутом мной отеле Marhal Resort есть дискотеки для детей и для взрослых, вечерние шоу-программы с живой музыкой и еще много чего. В Габале каждый отель старается сделать насыщенную вечернюю программу, и не только в связи с праздниками. Если наполняемость достигает 90% — нужно думать о вечерних развлечениях. При отеле Rixos в Губе тоже есть ночной клуб, бар, дискотеки.

Совсем другой вопрос – отели уровнем ниже вышеперечисленных. Если у вас есть отель, в котором номера стоят не более 50 манат за одну ночь, то какую шоу-программу вы можете организовать? Я сейчас говорю не о гостиничных сетях, а об отелях, принадлежащих частным владельцам, которые сами вкладывают деньги и несут все расходы. Опять же, я думаю, что со временем ситуация изменится. Но главную роль в этих изменениях будет играть не государство, а сам бизнес. Государство может дать общие директивы – например, поспособствовать строительству отелей в такой-то зоне, организовать инфраструктуру, построить дороги и т.д. Все остальное должен делать частный бизнес. Совсем другой вопрос – подход многих бизнесменов к инвестициям. Как-то у нас все так устроено, что если люди не уверены в том, что завтра же получат прибыль, то и не вкладываются в проект.

Согласна!

Государственная поддержка должна заключаться не в том, чтобы указывать бизнесменам, открывайте в своих отелях ночные клубы. Государство должно предоставлять возможности. И оно эти возможности предоставляет. Сейчас есть упрощенный визовый режим со странами Персидского залива, появилась возможность получить визу в Азербайджан в электронной форме в течение всего одного рабочего дня. Так что в этом плане государство выполняет свою функцию.

А какие еще есть глобальные проблемы, которые мешают развитию туризма? Проблемы того же масштаба, что и визовый режим?

Визовый режим на самом деле не был какой-то уж глобальной проблемой. У меня большой опыт работы именно в этом секторе. У нас были налаженные алгоритмы работы, благодаря которым проблем с получением визы практически никогда не возникало. Сложности бывали у компаний, которые работали с людьми, что называется, с улицы. Мы же никогда не брали непроверенных и ненадежных заказов. Мы всегда работали с зарубежными компаниями, а если к нам обращалось частное лицо, то мы всегда точно знали, с какой целью он к нам едет.

Если же говорить о действительно серьезных проблемах, то я бы указала недостаточное развитие такого сектора, как пляжный туризм. Хотя, казалось бы, у нас есть вполне приличное море. Поймите меня правильно, я вовсе не сторонница того подхода, который применяется в Турции, где в центре всего лежит принцип all inclusive. Я считаю, что подходящий вариант пляжного отдыха – это резорт-отель, возможно, четырехзвездочный, но с хорошей инфраструктурой, хорошим пляжем, бассейном, горками для детей. У нас пока что только два отеля, отвечающих этим требованиям, а если быть совсем честными, то один – бывший Jumeirah в Бильгя. Ramada скорее просто отель рядом с пляжем, чем пляжный отель.

Ситуация на самом деле довольно неудобная. Например, прямо сейчас у нас есть целых 15 запросов от клиентов на пляжный отдых. И ничего, кроме отеля в Бильгя, мы им предложить не можем.

А как насчет Sea Breeze?

К сожалению, этот отель не работает с агентствами. И не из-за того, что руководство отеля не хочет – просто у них номера бронируются чуть ли не на год вперед и свободных мест просто нет. Очень трудно найти там свободный номер. Единственное, что мы можем предложить – снять коттедж неподалеку и ходить на пляж этого отеля. А это тоже неудобство – вход на пляж отеля для посторонних платный. Приведу пример для сравнения. В Испании практически все пляжные отели дают бесплатный доступ на свои пляжи, кроме того, существуют муниципальные бесплатные пляжи. И я считаю, что у нас, кроме коммерческих пляжей, тоже нужно создать сеть хороших муниципальных бесплатных пляжей, где туристы смогли бы спокойно поплавать и позагорать.

Опять-таки, то, о чем я говорю – болезнь роста. У нас сфера туризма только стартует, мы не можем сравниться с Турцией, Грецией, Испанией. У нас пока нет такого количества профессиональных кадров, такой массовости, такой рекламы. Пока что мы себя позиционируем как страна с древней культурой, с большим количеством достопримечательностей, красивой природой. А вот летний пляжный туризм пока отстает. Когда мы разговариваем с нашими зарубежными партнерами, то прежде всего они спрашивают у нас: «Можете ли вы предложить летом пляжный отдых?» Если они приезжают зимой, то к их услугам Туфандаг и Шахдаг. Есть вот такой дисбаланс между сезонами.

Туристам дешевле прилететь в Азербайджан прямым рейсом. Сейчас у нас есть много прямых рейсов, связывающих нас с Украиной, Турцией, Болгарией. В ближайшее время надеюсь, откроются новые рейсы. Это будет колоссальной помощью для въездного туризма. И здесь тоже есть дисбаланс, между въездным и выездным туризмом. Человек, который хочет вылететь из Азербайджана куда-либо, имеет куда более широкий спектр возможностей. Конечно, в сезон цены очень высокие. Когда клиенты начинают нас спрашивать о горящих путевках, то мы улыбаемся про себя. Понимаете ли, мы не в России, не в Украине и не в Казахстане. Мы не можем дать путевку по горящей цене за два дня до вылета, потому что практически всегда к этому времени все места на всех рейсах уже заняты. Очень редко возникает ситуация, когда кто-то за пару дней отказывается от поездки, и тогда можно организовать одну горящую путевку. Делать это так массово, как это делают туристические агенства в России или Украине, в Азербайджане невозможно. Мы маленькая страна, у нас маленький объем продаж по сравнению с Турцией или странами европы. И когда начинают жаловаться, что АЗАЛ дает слишком высокие цены на билеты, я считаю, что это немного несправедливо. Поймите меня правильно, я сейчас никого не защищаю. Но АЗАЛ – единственный национальный перевозчик, который может организовать прямые рейсы на курорты. Компания делает все возможное, находит дополнительные самолеты и ставит их на рейсы, чтобы люди могли выезжать. Естественно, что когда турист хочет вылететь уже завтра, то дешевого билета он уже не найдет.

Если хочет вылететь уже завтра, то конечно. Но ведь билеты в принципе очень дорогие.

Ассоциация туризма, иными словами, туристические агентства, несколько раз вели  переговоры с АЗАЛ. Мы обсуждали необходимость открыть рейсы лоукостеров. Buta Airways сейчас очень хорошо работает, летает в Болгарию по очень приемлемым ценам. Работает и WizzAir. Но опять-таки, билеты нужно резервировать заранее.

Есть объективные факторы, влияющие на цену билета. У нас самый дорогой аэропорт в СНГ, с обслуживанием и безопасностью высочайшего уровня. И это тоже влияет на цену билета. В конце концов, АЗАЛ не лоукостер, это авиакомпания, которая получила четыре звезды.

Из пяти?

Да. И это одна из считанных авиакомпаний с четырьмя звездами в СНГ. Они не могут себе позволить поставить тариф ниже положенного. Если вы хотите сэкономить, то к вашим услугам Buta Airways.

Я часто летаю самолетами АЗАЛ, и у меня никогда не возникало поводов жаловаться. Да, возможно, могут возникать неприятные ситуации при регистрации или же какие-то конфликты со стюардессами. Возможно, я здесь необъективна, я же работаю в этой сфере уже очень давно, и научилась находить в таких ситуациях общий язык. Я всегда считаю, что нужно учиться нормально разговаривать с персоналом. Если вы будете нормально с ними говорить, то вам никто не будет грубить.

У меня была как-то раз конфликтная ситуация на борту Чешских авиалиний со стюардессой. Я не грубила и не кричала, я просто вежливо высказала свое мнение, и ей стало неудобно, конфликт был погашен. Точно так же я всегда общаюсь и с АЗАЛ, спокойно и вежливо высказываю свое мнение.

То есть Вы советуете не молчать, а жаловаться?

Не жаловаться, а стараться находить общий язык.

Какими Вы видите перспективы индустрии туризма в нашей стране?

Я считаю, что перпективы очень хорошие. Вообще, я, конечно, оптимист по натуре. Я очень рада, что сектор развивается, что узнаваемость страны растет. Я это чувствую при общении с иностранными партнерами. Когда в 2007 году я впервые побывала по рабочим делам в Греции, никто там даже не знал, где находится Азербайджан. А сейчас такая ситуация уже невозможна. Нас воспринимают всерьез и при каждом удобном случае выражают свое восхищение нашей страной и нашими успехами. Все это не может не настроить на оптимистичный лад.

Похожие

  • Замир Мамедов - 20 июня 2018 Крупным компаниям все больше и больше нужны сотрудники с предпринимательским мышлением. Уже доказано, что именно имея таких сотрудников компании могут выводить на рынки новые продукты и услуги и развивать внутри компании  корпоративное предпринимательство. Если раньше это был трендом на Западе, то уже волна докатилась и до Азербайджана. Правда, большинство крупных компаний пока сопротивляются этой модели, но тенденция налицо и топ-менеджмент уже устал от сотрудников, которые не готовы проявлять инициативу, предлагать и разрабатывать новые продукты и услуги с выводом на рынок. Как признался топ-менеджер крупной телекоммуникационной компании в Азербайджане, надоело видеть сотрудников "которые смотрят в рот и ничего не предлагают нового, а если и предлагают, то они лучше бы молчали". "Мы хотим сотрудников с горящими глазами и способными создавать нечто новое", отметил собеседник, который попросил не называть его и компанию, в которой он работает. Комментируя данную тему, вице-президент Ассоциации управления проектами Азербайджана (AzPMA) Фарид Кязимов отметил, что практически в каждой азербайджанской компании всегда найдутся инноваторы, готовые предлагать и создавать новые продукты. И компании должны создавать условия для их развития, так как в конечном итоге все положительно отразится на росте прибыли компании. Он подчеркнул, что AZPMA начала на рынке предлагать новый обучающий курс по продакт-менеджменту, который позволяет восполнить проблемы корпоративных предпринимателей. Спрос на такие тренинги оказался неожиданно велик, так как программа обучения позволяет изучить создание продукта/услуги от идеи и анализа рынка до его вывода на рынок. Интерес к таким знаниям говорит о том, что корпоративное предпринимательство, создание и управление продуктом внутри компании не отдельными департаментами, а именно командой, созданной под этот продукт, в Азербайджане будет развиваться. Если говорить о глобальном бизнесе, то надо отметить, что крупные компании осознают, что в создании инноваций часто проигрывают небольшим стартапам, и развивают интрапренерство — поддерживают предпринимательские проекты сотрудников, смирившись с риском провала. Успех сулит доступ к инновациям, взрывной рост бизнеса и расцвет корпоративной культуры. Представители российских компаний, поддерживающих интрапренерство, рассказали Inc., как строят корпоративные инкубаторы, находят в «безумных идеях» сотрудников возможности для развития и отодвигают «стеклянный потолок», чтобы не растерять команду. «Команда Macintosh построена по принципу интрапренерства — по сути, это группа гаражных энтузиастов, просто внутри большой компании», — так Стив Джобс охарактеризовал своих коллег в интервью журналу Newsweek в 1985 год. Если говорить о соседней России, развитие корпораций в которой можно относительно сравнить с Азербайджаном, то там уже все поняли. К примеру, в «Лаборатории Касперского» уже два года существует свой инкубатор, который помогает развивать внутреннее предпринимательство. В этом корпоративном инкубаторе компания помогает сотрудникам-инноваторам упаковать идею в инвестиционную презентацию и рассчитываем, что через несколько лет проект станет новой точкой развития бизнеса и генерации прибыли. При этом инкубатор занимается развитием тех продуктов, которых нет даже в «дорожной карте» компании, — совершенно новых и революционных.        

    Крупным компаниям все больше и больше нужны сотрудники с предпринимательским мышлением. Уже доказано, что именно имея таких сотрудников компании могут выв ...

  • Замир Мамедов - 4 июня 2018 Азербайджан можно назвать страной молодых – более 50% населения в настоящее время находятся в возрасте до 38 лет. Но как известно, молодые стареют и заботы по лицам пенсионного возраста ложиться как на их родственников, так и на государство. Navigator Business Review не владеет информацией о стратегии правительства при значительном увеличении лиц пенсионного возраста. Но забот будет хватать и как нам кажется от этого выиграют только медицинские учреждения, у которых потенциальная аудитория возрастет в несколько раз в ближайшие 20-30 лет. Необходимо принять во внимание, что в Азербайджане увеличивается средняя продолжительность жизни у населения и, к примеру, есть немало пожилых родственников, которые преодолели 12-летний постпенсионный возрастной ценз. Другими словами, если бы они вышли на пенсию по новой пенсионной финансовой модели (собираешь пенсию на 144 выплаты или 12 лет и потом живешь на нее), то давно бы израсходовали свои пенсионные накопления. А рост продолжительности жизни уже является проблемой в западных странах. К примеру, в Великобритании идут дискуссии об увеличении пенсионного возраста до 70 лет (сейчас 65 лет), так как там все больше пожилых людей живут более 80 лет и выплата пенсии становится проблемой. Рано или поздно правительству Азербайджану придется более глубоко рассмотреть этот вопрос и принимать более сбалансированные решения. Но принимая во внимание озабоченность о стареющем населении каждого из нас, Navigator Business Review публикует статью Forbes о западной практике по работе с пенсионерами в ожидании сильного увеличения продолжительности жизни в связи с развитием биомедицины. «Самое важное изменение, которое мы наблюдаем в мире, — это увеличение продолжительности жизни. Тот, кто найдет новую немаргинальную занятость для 80–90-летних, прежде всего женщин, тот выиграет Еще недавно мы считали, что поколение, рожденное в 1950-е годы, мое поколение, которое контролирует экономику и политику страны, приближается к рубежу, когда нужно задуматься о наследниках. Длительное время дискуссия касалась вопросов зрелости институтов и специфики самого владения, которое в России является прежде всего совокупностью персональных связей и неформальных договоренностей, а их, как известно, затруднительно передать по наследству. Однако помимо отечественной существовала еще и мировая постановка проблемы, исчерпывающе сформулированная Уорреном Баффетом: представьте себе, как выступит на Олимпиаде сборная, собранная из детей победителей предыдущих Олимпиад. К тому же далеко не все дети предпринимателей хотят продолжать дело своих родителей. Но сегодня впору говорить о совершенно новом повороте в этих дискуссиях. Первое и самое важное изменение, которое мы наблюдаем в мире, — это увеличение продолжительности жизни. Сдвиг такого масштаба, по всей видимости, человечество не переживало давно. И уже сейчас очевидно, что он станет колоссальной общественной проблемой. Во-первых, рост продолжительности жизни сносит все существующие страховые и пенсионные схемы. Они никак не укладываются в ситуацию, когда люди живут до 100–120 лет. Но изменения не только в этом. Нынешние 60–70-летние скоро обнаружат, что то, что они принимали за старость, всего лишь кризис среднего возраста. В течение XX века кризис среднего возраста уже переместился с 40 на 60 лет. И он, очевидно, будет смещаться дальше. В результате сегодня передача по наследству уже не является актуальной темой. Можно еще спокойно лет 30–40 управлять собственным бизнесом, заложить какой-то новый градиент в развитие. С другой стороны, еще неизвестно, какова будет сама ценность владения. Взять хотя бы набирающий популярность шеринг. Как знать, не перестанут ли люди в скором времени стремиться к тому, чтобы иметь свой дом, квартиру, машину. Человеку не надо будет омертвлять большие деньги, в разы увеличится жизненный цикл любого продукта, товара, имущественного комплекса. Таким образом, поменяется сама ценность владения. Она уйдет с материальных объектов куда-то еще. Я, конечно, не утверждаю, что все радикально поменяется. Вообще проблема предвидения будущего состоит в следующем. Мы видим какие-то линии нового, но не знаем, являются они маргинальными или магистральными, мы не знаем, являются они прямыми или волнообразными, поэтому, по существу, всегда надо иметь несколько сценариев. К тому же надо учитывать, что обычно прогресс идет медленнее, чем ожидают. Так, Чарльз Бэббидж предсказал автоматизацию и вытеснение человека из производства в первой половине XIX века. За два века мы, по-моему, проходили три–четыре точки, когда уверенно говорили о скорой автоматизации, массовой безработице и бунте голодных людей против машин. Всякий раз этого не происходило. Люди просто меняли занятость, начинали обслуживать машины, а рост сферы сервиса потребовал гораздо больше людей, чем было прежде востребовано на производстве. Та же глобализация тоже процесс не линейный, а возратно-поступательный, и мы сейчас живем в период отлива глобализации. Итак, мы вполне можем зафиксировать появление нового градиента развития — шеринга. Он может понизить ценность владения, но этому противостоит не только биология и действующие институты. Могут быть границы и культурные. Напомню знаменитый вопрос, который Николай Михайловский задал Карлу Марксу от лица «Отечественных записок»: почему капитализм не возник в античном Риме? Ведь там был и люмпен-пролетариат, и торгово-ростовщический капитал, были даже машины. Ему ответил Энгельс: капитализм не возник в античности потому, что господствовало представление, дескать, свободный человек свободен для того, чтобы не работать. Это и было культурной границей возникновения новых порядков. Натыкаться можно на биологическую, экономическую границу, а можно и на культурную, на какие-то еще границы. И процессы гасятся. Могу назвать еще один процесс, который может оказаться маргинальным, а может и нет. Когда мы говорим про цифровую экономику, то прежде всего подразумеваем новые технологии, мало задумываясь о том, что меняется собственно в экономике. Если действительно реальна массовая кастомизация, если издержки производства индивидуализированного продукта будут сопоставимы с издержками производства массового продукта, это значительно изменит схему владения. Почему в Кремниевой долине стартап обычно продается большой компании? Потому что это экономия на масштабе, который под силу только большой компании. Теперь представьте, что в каких-то сферах жизни экономия на масштабе перестанет работать. Зачем тогда концентрация капитала и производства, если можно действовать небольшими группами с теми же издержками? Экономисты пытаются рассуждать в логике продления действующих институтов. Грубо говоря, при росте продолжительности жизни давайте увеличим возраст выхода на пенсию. Перестала работать солидарная пенсионная система? Давайте делать накопительную. А почему бы не поставить вопрос иначе? Если активная жизнь человека продлится, скажем, на 20 лет или даже больше, то, может, не нужно считать это пассивом, который ложится на страховые и пенсионные системы? Может быть, это вызов. Тот, кто найдет новую немаргинальную занятость для 80–90-летних, прежде всего женщин, тот выиграет. Как это уже однажды произошло в Древнем Риме. Когда человечество перешло от двухпоколенной к трехпоколенной семье, было непонятно, что делать со стариками. Новую идею подсказал Платон, писавший о государстве мудрецов. Да, старики немощные, дряблые, беззубые, но у них есть опыт, есть мудрость. То, что придумали греки, реализовал Рим со своим сенатом, когда 50-летние командовали 20-летними. Да, они не могли поднять тяжелое вооружение, но они могли указать, куда направить легионы. Рим расширился, потому что нашел формулу использования нового ранее не востребованного потенциала. Поэтому и нам стоит порассуждать о том, какие свойства старшего поколения уникальны, более не воспроизводятся, приходят только с возрастом. Когда-то Юлий Цезарь считался великим, потому что мог делать три дела одновременно. Сегодня этим отличается среднестатистический молодой человек. Помню разговор с одним из студентов. Я сказал ему: «Вы можете делать три дела одновременно: гуглить, общаться в соцсетях и слушать мою лекцию». На это он мне ответил: «Да, но делаем мы это, как утка. Утка и плавает, и ходит, и летает, но все это делает плохо». Утрачивается глубина, системность, понимание каузальных связей. Старшие поколения, быть может, менее приспособлены к параллельному решению множества задач, но пока что обладают глубиной. Не исключено, что именно здесь следует искать источник экономической продуктивности старших поколений. В конце концов у них и память по-другому устроена. Они оперируют в своей голове другими массивами информации, чем человек, который все это привык передоверять гаджетам. Это должно стать предметом большого исследовательского проекта. Например, чем оказались прекрасны английские старушки? Соединенное королевство переполняется людьми, для которых английский не родной язык. Кто может передать им настоящее чувство, понимание и красоту классического английского языка? Вот эти старушки, причем, разумеется, не в классах. Почему бы студентам не пожить в реальных английских семьях, получая от старшего поколения вместе с английским языком еще и высокий уровень культуры? В странах более успешных возрастной сдвиг будет общим. А в бедных длинный взрывной прирост срока жизни элит будет контрастировать со сравнительно краткосрочной жизнью масс. И тут встанут две проблемы. Во-первых, что делать с ротацией? Если наследники элит не смогут подняться наверх, им ничего не останется, кроме как расширять направления деятельности. Это приведет к росту агрессивности элит. Так, в свое время майорат привел к Крестовым походам. Вторая проблема — конфликт между широкими массами и элитами. К обычным напряжениям добавится и культурный диссонанс. Это будут люди из разных эпох, у которых не будут совпадать взгляды и ценности».    

    Азербайджан можно назвать страной молодых – более 50% населения в настоящее время находятся в возрасте до 38 лет. Но как известно, молодые стареют и забот ...

  • Лейла Абузи - 1 июня 2018

    Митио Каку — всемирно известный футуролог, физик и автор книг «Будущее физики», «Будущее разума», «Физика невозможного». На Петербургском международном экономическом форуме Каку выступил с лекцией о том, как может измениться человечество в обозримом будущем. Мы публикуем самые интересные фрагменты этой лекции, которая была представлена Harward Business Review.

    Я взял интервью примерно у 300 выдающихся ученых со всего мира для разных телеканалов: BBC, Discovery и других. Вместе мы попытались посмотреть на то, каким будет будущее в течение следующих 20, 50 и 100 лет, что изменится в науке и технологиях. И сегодня я расскажу вам об этом. На пороге нового десятилетия самая важная из технологий — это искусственный интеллект. Кроме того, существенно изменят наше будущее научные открытия на молекулярном уровне, биотехнологии и нанотехнологии.

    Об искусственном интеллекте, роботах и способах их применения

    Уже сегодня хирурги могут использовать интернет в «умных очках» для проведения операций, загружать в них рентгеновские снимки, МРТ, историю болезни пациентов. Совсем скоро они смогут фактически общаться с интернетом. Примером того, как это будет работать, может служить программа Robodoc, которая способна получить всю необходимую информацию из интернета и дать точный медицинский совет. Она облегчит работу не только врачей, но и пациентов. Сейчас вы тратите уйму времени на то, чтобы сдать анализы, получить консультацию врача и узнать результаты. В будущем все это не понадобится, вы сможете обсуждать вопросы вашего здоровья с умными часами или очками, и это будет практически бесплатно.

    Революция произойдет не только в медицине, но и в юриспруденции.Предположим, вы едете по большому европейскому городу и попали в ДТП. Вы не знаете языка, не знаете местных законов, и вам нужен адвокат. В будущем вы сможете побеседовать со своими наручными часами и получить необходимую информацию на любом языке от специализированного сайта с условным названием «Глобальный адвокат». Этот ресурс будет иметь доступ к законодательным документам по всему миру и сможет дать вам совет. Такая помощь компьютеров и роботов будет повсеместной. К примеру, они будут помогать строить здания и преподавать в университетах.

    Сегодня мы пользуемся настольными компьютерами, смартфонами, планшетами и ноутбуками. Но зачем нам так много разных устройств? В принципе, ведь это одно и то же, разница только в размере экрана. Мы будем использовать гибкие чипы в будущем. Вы сможете разворачивать свой смартфон как свиток, печатать на нем, а затем вновь сворачивать. Такой материал можно использовать целыми метрами. Умными могут быть не только телефоны, но даже обои. Что вы делаете сегодня, если ваши обои грязные или порвались? Ничего, просто сожалеете об этом. А в будущем вы сможете с ними поговорить и они принесут вам пользу благодаря искусственному интеллекту. Предположим, в 4 утра у вас заболело что-то в груди. Вы не понимаете, что с вами случилось. Возможно, у вас инфаркт, а может быть, вы просто слишком много пиццы съели вчера. Что делать? Звонить в скорую? В будущем можно будет просто подойти к стене и сказать: «Соедини меня с Robodoc».

    Уже в 2020 году вы сможете пользоваться беспилотными автомобилями. Вам не придется беспокоиться о том, как водить машину, и даже о том, как парковать ее. Вы просто скажете ей «Припаркуйся», и она сделает это. Скорее всего, в будущем многие перестанут покупать автомобили. Они будут их просто арендовать. Я думаю, что робототехника в будущем по размерам превзойдет даже автомобильную промышленность, потому что ваш автомобиль тоже станет роботом. Вы будете разговаривать с ним, спорить, заниматься составлением планов на день. И еще один важный момент: автомобили со временем научатся летать.

    Как роботы изменят рынок труда

    Разумеется, все эти изменения повлияют на рынок труда. Некоторые профессии исчезнут. Роботы смогут заменить специалистов, которые совершают часто повторяемые действия. Также исчезнут посредники. Брокеры, бухгалтеры, кассиры — людям, которые сейчас зарабатывают на жизнь этими профессиями, придется искать другую работу. Кто больше не понадобится в юридической фирме? Многочисленные помощники адвоката, которые просматривают дела и ищут прецеденты. Это сможет сделать и компьютер. Но вот самого адвоката заменить не удастся, потому что он, как и раньше, будет общаться с людьми: с присяжными, с судьей. Робот не сможет сделать это лучше.

    У роботов и искусственного интеллекта есть три ограничения. Первое — это взаимодействие с людьми. Любая работа, связанная с коммуникацией, доверительными взаимоотношениями, требует участия человека. Второе — распознавание различных моделей или шаблонов. Роботы с этим плохо справляются. К примеру, если перед роботом стоит стол или он видит изображение стола, он увидит какие-то квадраты или треугольники, но не поймет, что это стол, потому что он вообще не понимает, что такое стол, в чем суть этого предмета. Поэтому для робота нужна специальная программа, которая будет объяснять ему, что такое стол. И, наконец, третье — здравый смысл. У робота его нет. К примеру, вы знаете, что вода мокрая, а не сухая. Или что вы можете коснуться струн и они отреагируют на ваши движения. Или что матери старше дочерей. Откуда вы это все знаете? Это здравый смысл, который есть у вас и которого нет у роботов. Даже пятилетний ребенок разбирается в этих вопросах лучше, чем робот.

    Что это значит для рынка труда? Вовсе не то, что обычно люди думают, когда говорят о роботах. Многие почему-то считают, что первыми потеряют свою работу сборщики мусора. Но нет, робот на самом деле не может отличить мусор от предметов, которые мусором не являются, ведь мусор бывает разным. Человек, который его собирает, может его распознавать, для робота это пока слишком сложная задача. Садовники тоже не останутся без работы, потому что роботы не понимают, что красиво, а что нет. Роботы не заменят полицейских, потому что каждое преступление по-своему уникально, робот не сможет понимать людей настолько хорошо, чтобы выполнять роль полицейского. Сантехники не потеряют свою работу. Если у вас засорился унитаз, ни один робот в мире не сможет починить его. Почему? Потому что все сломанные унитазы разные.

    Это все значит, что у человечества в будущем останутся две сферы для работы:с одной стороны, они будут выполнять ту низкоквалифицированную работу, которая не под силу роботам, а с другой работать там, где нужно использовать интеллектуальный капитал. Что такое интеллектуальный капитал? Это логика, лидерские навыки, инновации, креативность. У роботов нет ничего из этого списка. Тони Блэр как-то сказал, что Англия сегодня больше зарабатывает на рок-н-ролле, чем на угольной промышленности. Подумайте об этом, почему это так? Потому что уголь — это товар и цены на него меняются, они могут падать. А вот рок-н-ролл — это продукт, созданный с помощью интеллектуального капитала, он более стабилен.

    О виртуальной и дополненной реальности

    Мы сможем жить не только в нашей обычной, но и в виртуальной реальности и дополненной реальности. Вы будете видеть не только своего собеседника, но и всю информацию о нем. Наука, инженерное проектирование, дизайн — все это будет так или иначе связано с виртуальной и дополненной реальностью. Предположим, что вы турист и оказались в Риме. От Римской империи мало что осталось, но, включив свои очки, вы сможете увидеть всю историю Римской империи.

    Сейчас есть, правда, одна проблема с использованием устройств виртуальной и дополненной реальности — это дисбаланс между тем, что может увидеть глаз, и тем, что способен усвоить мозг. Но если поместить необходимый чип не в очки, а в контактную линзу, ситуация изменится. К слову, мы уже можем помещать чип для измерения уровня сахара в крови в контактную линзу, а в будущем, используя аналогичную контактную линзу, вы сможете заходить в интернет. Чтобы начать им пользоваться, вам достаточно будет моргнуть.

    Знаете, кто первым бросится покупать такие линзы? Студенты, которые готовятся к экзаменам. Они смогут моргнуть и увидеть ответы на все вопросы экзаменатора. А это значит, что подход к образованию придется полностью изменить. Мы уже не сможем делать упор на запоминании информации. Нам не нужно будет просить студентов запоминать, к примеру, периодическую таблицу химических элементов. Достаточно будет моргнуть, чтобы увидеть ее. Это значит, что образование будет сосредоточено в будущем вокруг концепций, принципов и образов, запоминать простые факты и цифры будет не нужно. У вас будет бесконечный доступ к информации в любое время и в любом месте.

    Благодаря дополненной реальности и технологиям распознавания речи изменится и общение. Вы сможете говорить с иностранцами, даже не зная языка. Рядом с вашим собеседником вы увидите титры с переводом на ваш язык.

    Часто мы не знаем, что нас обманывают, потому что мы не в курсе, сколько на самом деле стоит тот или иной товар или услуга. Так вот, мы приближаемся к эпохе идеального капитализма, когда сможем абсолютно точно понимать, что за продукт перед нами, сколько он стоит и какова маржа тех, кто его нам пытается продать. Мы будем заходить в магазин и с помощью специальных контактных линз со встроенным чипом получать всю информацию о продуктах, сравнивать их и выбирать тот, который нам больше всего подходит. Но и компании, которые продают товары, тоже будут знать все о нас.

    О цифровизации человека в медицине и долголетии

    Давайте посмотрим, как цифровизация может изменить медицину. Сегодня мы можем заложить внутрь таблетки чип, камеру и магнит. Магнит поведет эту таблетку по вашему желудку и кишечнику, а камера будет делать снимки. Благодаря этому робот сможет сделать вам операцию.

    В будущем компьютеры будут встроены в ваше тело и смогут делать анализ крови в режиме реального времени. В вашем теле прямо сейчас может развиваться рак, но в течение 10 или 20 лет вы можете об этом не знать. Чтобы появилась опухоль, нужны 10 тысяч раковых клеток. Но теперь вы можете найти в крови одну раковую клетку из миллиарда. Эта технология будет доступна коммерчески уже в этом году. Ее называют жидкой биопсией. В будущем вы сможете просто сходить в туалет, и умный унитаз найдет в ваших выделениях раковые клетки за много лет до того, как у вас сформируется опухоль. Благодаря этому слово «опухоль» может исчезнуть из нашего языка.

    В будущем мы также сможем использовать генетику, чтобы оцифровать человеческое тело. В одном из университетов создали недавно ухо из биоразлагаемого пластика. Был совершен посев клеток уха, и из них вырастили ухо. Пластик растворился и появилось ухо, сделанное из собственной ткани человека. Это важно, потому что организм не будет отторгать то, что сделано из его собственных клеток. Очень скоро мы сможем заменять кожу, кости, хрящи, носы, уши, кровеносные сосуды, мочевые пузыри, трахеи, а чуть позже более сложные органы.

     

    Мы начинаем немного понимать процесс старения. Несколько лет назад старение было для нас тайной. Мы не понимали, почему клетки стареют и отмирают. А теперь мы знаем, что старение — это процесс накопления генетических ошибок. Мы будем использовать технологии, которые позволят нам исправить эти гены и жить вечно. Так, в клетки кожи встроены биологические часы. Если в чашку Петри поместить клетки кожи, они будут делиться 60 раз, а потом умрут. Это одна из причин, почему человек умирает. У нас есть встроенные часы, но мы можем остановить эти часы. Есть такой фермент — теломераза. Люди, которые его открыли, получили Нобелевскую премию по медицине. Этот фермент останавливает биологические часы. Вы можете положить клетки кожи в чашку Петри, и они станут бессмертными, будут делиться и делиться. Но, конечно, всегда есть какой-нибудь подводный камень. Есть он и в этом случае, иначе мы бы уже завтра жили вечно. Подвох в том, что этот фермент делает бессмертными и раковые клетки. Почему рак вас убивает? Потому что раковые клетки бессмертны, они размножаются бесконечно и формируют опухоль. Если не быть осторожным, то теломераза превратит обычную клетку в раковую.

    О цифровизации разума, брейннете и цифровых копиях человека

    Давайте поговорим о цифровизации человеческого разума. Существует так называемый Connectome Project, на его финансирование Европа и США выделили миллиард долларов. Этот проект обещает стать великим, его цель — сделать карту всего мозга. Уже сегодня, используя сканы МРТ и изучая кровообращение в мозге, мы можем подтвердить или опровергнуть многие теории о его устройстве. К примеру, мы выяснили, что некоторые мифы о человеческом мозге правдивы. Каждый родитель уверен, что тинейджеры больны на голову. Оказывается, это правда. Их префронтальная кора неразвита. Часть их мозга, отвечающая за принятие решений, связанных с риском, недоразвита. Вот почему они попадают в аварии и делают разные глупости. Есть подтверждение и другого мифа, в который многие верят. Считается, что мужчины глупеют, когда разговаривают с красивыми девушками. И это чистая правда. Кровь оттекает от префронтальной коры их головного мозга, и мужчины становятся умственно отсталыми. Чистая правда.

    Благодаря технологиям мы можем сделать гораздо больше, например, создавать произведения искусства. Мы можем визуализировать то, о чем мы думаем. Каждая новая технология дает нам новую форму самовыражения. В будущем мы сможем представить что-то в голове, а 3D-принтер напечатает это. Так появится совершенно новая форма искусства.

    Мы можем записывать воспоминания. Это уже было сделано два года назад: мы смогли записать простые воспоминания животных. Краткосрочные воспоминания обрабатываются в гиппокампе, а затем распространяются по мозгу и становятся долгосрочными. Присоединив электроды к двум концам гиппокампа, можно измерить активность мозга и записать ее. Эту запись можно затем вставить обратно в мозг животного, и оно вспомнит то, что на ней хранится. В MIT ученые смогли вставить поддельное воспоминание в мозг мыши, благодаря чему она помнила что-то, чего на самом деле не происходило. Какова цель этих экспериментов? Сейчас мы работаем не только с обезьянами и мышами, но и с пациентами с Альцгеймером. Нажимаешь кнопку — и воспоминания наполняют твой гиппокамп.

    Мы говорим о загрузке воспоминаний как в фильме «Матрица». Мы не можем делать это сегодня, но, возможно, в будущем, мы сможем нажать кнопку и выучить математику — без необходимости проходить курс. Мы также можем фотографировать сновидения. Фотографировать сновидения легче, чем вы думаете. Используя МРТ, можно создать карту кровообращения в 30 тысячах частях мозга. Мы помещаем эту информацию в компьютер, пишем алгоритм, который определяет картинку того, что вам снится, а затем печатает это изображение. Если вы уснете в МРТ, машина может напечатать изображение вашего сна. Я видел эти изображения, они не очень хорошие, но сам факт того, что я могу рассказать об этом, поразителен.

    Возможно, в будущем у нас будет не интернет, а брейннет. Вместо того, чтобы обмениваться цифровой информацией, мы сможем обмениваться эмоциями, чувствами, воспоминаниями. Когда тинейджеры пишут друг другу сообщения, они ставят смайлик в конце предложения. Зачем делать это, если можно отправить саму эмоцию?

    Цифровизация разума может изменить и фильмы. Что такое фильм? Это звук и двухмерное изображение. Это было основой всех развлечений последние 50 лет. Вспомните о переходе от немого кино к звуковому. Это произвело революцию в киноиндустрии. Но в будущем мы сможем совершить еще один переход: от звукового кино к кино, наполненному чувствами и ощущениями.

    Когда мы сможем оцифровать человеческий разум, эти цифровые паттерны останутся и после смерти их обладателя. Это даст нам возможность цифрового бессмертия. Уже сейчас существует компания в Кремниевой долине, которая может оцифровать человека: собрать все, что о нем известно, его фотографии, электронные письма, банковские транзакции и создать похожую на него цифровую версию. Они даже могут создать робота, который будет говорить и действовать почти как этот человек. И это уже сегодня. Подумайте, что будет через несколько десятилетий. Вы пойдете в библиотеку и вместо того, чтобы читать книгу об Уинстоне Черчилле или Наполеоне, сможете поговорить с копией Наполеона и Черчилля. Почему бы нет? Я бы с удовольствием поговорил с Эйнштейном. Возможно, и вы когда-нибудь будете оцифрованы и сможете пообщаться со своими пра-пра-пра-пра-внуками. К концу века, когда мы завершим Connectome Project, мы сможем воспроизвести все ваши воспоминания и эмоции и оцифровать их.

    Ваша цифровая копия, которая ведет себя как вы и думает как вы,  это вы или нет? Пусть над этим вопросом подумают философы. Я же знаю, что на такую технологию точно будет спрос и некоторые люди захотят жить вечно в цифровом виде.

    О космических полетах и инопланетянах

    Что нам делать с нашими цифровыми копиями? Я считаю, что нам следует отправить их в открытый космос. Ваш цифровой паттерн, ваш цифровой отпечаток, ваша цифровая «душа» может оказаться на луне за одну секунду с помощью лазера. На Марсе — за 20 минут. До Плутона вы доберетесь за 8 часов. На Альфа Центавра вы окажетесь через 4 года. Я называю это лазерным перемещением. Мы сможем исследовать Вселенную со скоростью света. Без ракет, проблем с невесомостью, космических лучей, радиации. Только представьте: чистое сознание, отправленное через всю Вселенную. Я лично верю, что это уже существует. Если в космосе есть инопланетяне, они, возможно, уже это сделали и перемещаются именно так, со скоростью света без всяких летающих тарелок.

    У меня есть программа на радио, люди звонят мне в эфир и задают вопросы, что-то говорят. Однажды слушатель позвонил и сказал: «Профессор, меня похищали инопланетяне, я был на их летающей тарелке». Что тут сказать? В следующий раз, если вас похитят инопланетяне, попробуйте стащить что-нибудь у них, что угодно. Чип, ножницы, что-нибудь, чтобы доказать, что вы там были.

    О том, что делать, когда роботы начнут понимать, кто они

    Следующий важный вопрос: в какой момент роботы станут опасными?Насколько умны роботы сейчас? Давайте сравним роботов с животными. Один из самых умных роботов в мире — это персональный робот Asimo, созданный в Японии. Я принимал участие во многих телепередачах с роботом Asimo и брал интервью у его создателей. Asimo может бегать, подниматься по лестнице, он танцует лучше меня, умеет разговаривать, может пожать руку. Я общался с его создателем в передаче на BBC и спросил, насколько умен самый умный робот в мире. Его создатель ответил, что у Asimo интеллект таракана. Однако через несколько лет роботы будут обладать интеллектом мыши, затем — крысы, затем — кролика, кошки, собаки. К концу века они, возможно, догонят обезьяну. В этот момент они могут стать опасными, потому что обезьяны обладают самосознанием, они знают, что они обезьяны, что у них и у людей разные интересы. Собаки, например, этого не понимают, они думают, что мы тоже собаки. Почему они ходят за нами, слушаются нас, облизывают наше лицо? Они думают, что мы тоже собаки. Обезьяны все понимают, у них нет иллюзий, они знают, что они обезьяны. Поэтому, когда к концу века роботы обретут самосознание, когда они поймут, что они не люди и у них другие интересы, нам стоит поместить им в мозг чип, который отключит их, если они подумают об убийстве.

    Но люди подходят ко мне и спрашивают: «Профессор, но что произойдет после? Рано или поздно роботы поймут, как извлечь этот чип. Что делать тогда?» На мой взгляд, это проблема не для этого столетия, а для следующего. Роботы могут обрести самосознание и стать достаточно умными, чтобы извлечь чип-предохранитель, только в XXII веке. Что делать тогда? Я считаю, что к этому моменту нам нужно с ними соединиться. Иными словами, давайте станем суперлюдьми. Как? Нет, ходить со встроенными электродами, торчащими из головы, не понадобится. Можно использовать аватары, механические копии нас самих. Мы можем сидеть внутри универсального компьютера и контролировать эти аватары. Они будут похожи на нас, но при этом будут обладать сверхчеловеческими способностями, смогут жить на Марсе, покорять Юпитер, путешествовать по галактикам. Почему бы не соединиться с роботами таким образом и не исследовать Вселенную? Давайте попробуем.

    Митио Каку — всемирно известный футуролог, физик и автор книг «Будущее физики», «Будущее разума», «Физика невозможного». На Петербургском международном эк ...

Добавить коментарий

Войти с помощью: