Чтоб появился шанс, в киноиндустрию надо вложить очень и очень большой капитал — Рашид Ахмедов

Молодые азербайджанские кинематографисты сегодня — очень активны, ежегодно ими производится несколько десятков лент, в основном, комедий. Это очень высокий показатель, особенно, сравнивая с прежними годами. Однако, профессиональное кино Азербайджана, можно сказать, до сих пор топчется на месте. Для того чтобы совершить переворот в национальном кино необходимо привлекать молодых кинорежиссеров, кроме того основной проблемой азербайджанского кинопроизводства является отсутствие долгосрочной программы в области кино. Об этом и многом другом мы поговорили с Рашидом Ахмедовым — одним из первых организаторов фестивалей кино в стране, который делил одну площадку с Рустамом Ибрагимбековым. 

Расскажите, чем вы занимаетесь на данный момент?
 
Я уже год как переехал в Киев, обосновался и теперь занимаюсь консалтингом. Консультирую по разным вопросам, как правило так или иначе связанным с маркетингом и развитием бизнеса. Имею базу клиентов из сферы дизайна интерьеров, архитектуры, шоу бизнеса, спорта. Насыщенных и интересных проектов здесь больше. Да и в целом, это удивительно-приятное чувство, когда ты из небольшого, но прогрессивного Азербайджана уезжаешь заграницу с твердым желанием получить еще больше знаний и развития, и в итоге регистрируешь свой бизнес, работаешь, развиваешься и добиваешься того, что тебе хочется. В довершение, безусловно есть планы в кино-театральном, прокатном, и продакшн бизнесе, с тем, чем уже занимался в родном Азербайджане.
 
Какие у вас были проекты в Баку?
 
Несмотря на то что в моем резюме найдется не более 3 локальных организаций-гигантов в собственном сегменте, во всех из них я был частью департамента маркетинга, либо возглавлял их. Мне очень повезло с первой компанией, в которой я начал строить серьезную карьеру — она дала мне крепкий фундамент и незаменимый опыт во всем. Уходил из компании большим другом — и был очень рад тому, какие навыки мне подарили профессионалы конгломерата брендов в сегменте лакшери бизнеса, под руководством которых мне довелось поработать. После были разные периоды в жизни — полтора года, к примеру, возглавлял маркетинг департамент в масштабной строительной компании, с годовым оборотом более миллиарда долларов.
 
 
Но как именно вы пришли к кино?
 
Спустя полгода после того как я ушел из строительной компании, в 2009 году, я задумал и осуществил коллаборацию моего собственного эвент агенства с кинофестивалем «Восток-Запад», который уже около 10 лет проходил под руководством оскароносного Рустама Ибрагимбекова. И хоть я несколько лет до этого не успел доучиться в киношколе Ибрагимбекова, но имел знакомство с метром, мы провели замечательный проект, заложили основу общей работы в области кинематографа. Я был креативным директором фестиваля, который длился семь неповторимых дней. К сожалению так сложилось, что это был последний фестиваль Восток-Запад, но прошедший очень ярко и захватывающе-профессионально. Потом примешалась политика и ряд других вопросов, изменивших навсегда сложившуюся структуру взаимодействия государства и киносферы. В целом, фестиваль послужил хорошим началом для изучения кинобизнеса, стал этаким первым всплеском в моем опыте работы. Благодаря интересным персонам, окружавших нас на фестивале, мы получили карт-бланш и узнали весь местный кинематографический бомонд. Это все послужило пищей для размышления и стало толчком в моей карьере в области кинематографа. Через некоторое время я познакомился  с человеком, который всецело разделял мои взгляды и предпочтения в развитии кино-театрального бизнеса. После определенного времени мы пришли в сферу кинобизнеса, я — как управляющий, он — как инвестор. А в 2011 мы начали активную деятельность, изучив рынок, конкурентов, спрос, и подготовив бизнес-план по развитию, мы приобрели здание бывшего театра «Ибрус», вложились и, наконец, открыли первый бутиковый кинотеатр Cinemalux.
 
 
Концепция заключалась в следующем: приватный кинотеатр для семьи или компании друзей, где можно окунуться в уютную и комфортную атмосферу, и лицезреть  прокатное кино, премьеры, фестивальный репертуар. Общее количество посадочных мест — 60, небольшое полотно — 3:5. По  мнению всех технических специалистов у нас было идеальное качество изображения — 3D, 2D, потрясающий Долби диджитал звук. Cinemalux также как и в одном из залов кинотеатра «Азербайджан», имел вип-зону за объемным стеклом, с сервисом из бара на 20 посадочных мест повышенной комфортности. За стеклом были немного другие условия, иная мебель, присутствовал сервис, можно было курить, была своя Долби система звука. У нас даже был последний ряд так называемый ряд для влюбленных, широкие кресла на двоих. В общем, это был очень хороший кинотеатр с любопытным форматом. На тот момент когда мы открылись, были только мы и пятизальник Park cinema в Park Bulvar. Мы так и остались единственными независимыми игроками в кино-театральном бизнесе Азербайджана, даже когда на сцену вступили Cinema Plus.  Вообще, кинобизнес за последние несколько лет очень импульсивно стал развиваться. Печально, конечно то, что этому предшествовало долгое существование единственного кинотеатра на всю страну — кинотеатра «Азербайджан», где было всего три зала, что уже не отвечало потребностям зрителей. Инвесторы и бизнесмены поначалу не желали вкладываться в кинотеатры, не веря в его успешность, и вместо этого предпочитали отдавать космические суммы на строительство и эксплуатацию домов торжеств. Разлом в переоценке вложений, в недооцененный другими инвесторами бизнес, произошел благодаря  волевому решению владельца Park Cinema. Эта компания продемонстрировала, что в кинематограф не просто можно вкладываться, но и нужно. После Park Cinema группа высококлассных специалистов и крупных инвесторов, которые, к чести сказано, не иностранные, создали и вывели на рынок сеть вышеупомянутых кинотеатров Cinema Plus. Теперь, благодаря конкуренции и соперничеству двух сетей, развитие очень качественное и намечаются перспективы.
 
Если говорить о концепции Cinemalux, то на каких фильмах здесь делался акцент?
 
Cinemalux, пожалуй, единственная площадка, которая старалась показывать артхаус, фестивальное, как принято считать интеллектуальное кино. Мы начали прокат с  эксклюзивных фестивальных артхаусных картин, таких как «Кожа в которой я живу» П. Альмодовара, «Шпион, выйди вон!»Т. Альфредсона, «Резня» Р. Полански. Да, мы собрали круг своих посетителей, но мы поняли, что некоммерческое кино надо все-таки разбавлять жанровым, так как держать на плаву артхауса очень сложно. У подобных фильмов очень ограниченная аудитория, а в Азербайджане и вовсе сводится  к очень маленькому количеству людей, которые посмотрели фильм раз — и все. А нам ведь нужно учитывать бизнес-ограничения в прокате фильмов, поэтому нам было сложно придерживаться одной концепции.
 
Какие сложности были у вас при работе в этом бизнесе в Баку?
 
Как я упомянул выше, инвесторы не вкладывались в кинотеатры. Сам по себе, этот бизнес еще и сложный с психологической точки зрения: сколько бы ты ни зарабатывал, все равно, если ты не предан кино, ты не сможешь здесь продвинуться. Этим не каждый может заниматься — тут важны такие вещи как твоя репутация, а не счета в банке, так как когда ты сталкиваешься в мировыми гигантами как Disney и Paramount pictures, покупая кино, ты должен в первую очередь иметь историю отношения с кинематографом, иметь яркие амбиции, желание работать в этой сфере, искры в глазах и обладать колоссальной верой в свой проект. А эту дорогу не каждый менеджер, либо инвестор готов пройти, прежде желательно быть участником, либо гостем или байером на различных кино-рынках, вкладывать время, быть убедительным, иметь привлекательный проект, чтобы получить интересные для вас  возможности проката.
Рынок в Азербайджане маленький, кинотеатры есть только в двух городах — Баку и Гянджа. В СНГ только в России, Украине и Казахстане кино и театральный бизнес быстро развивается, а с этим рука об руку идет и отечественный кинематограф. Возможно только Грузия обладает своим уникальным путем и историей кино, являясь исключением из индустрии. Существование национального кино без площадок, на которых ты их можешь демонстрировать, зарабатывая на боксофисе (кассе) — невозможно, поэтому многие сложности и неурядицы, связанные с производством местных фильмов, как раз с такими причинами и связаны. В тот момент, когда в самых маленьких городах Азербайджана будет хотя бы по одному кинотеатру, а в городах-миллионниках — по 10-20 залов, тогда можно будет говорить о фантастическом развитии кино-театрального сектора и кинобизнеса в Азербайджане. Сейчас — это хорошие попытки, но этого недостаточно.
 
 
Расскажите про Open air cinema и что стало с проектом?
 
Open air cinema — это отдельная и очень интересная глава в моей практике. Здесь я уже сам, лично выступил в качестве игрока в этой сфере. У меня был всего один комплект оборудования на один зал, функционирующий на территории закрытого городка для экспатов. Т.е. если если прежде бизнес принадлежал инвестору, то сейчас оборудование и прочее было исключительно моей собственностью. Инициативу проявила некоммерческая организация Yarat (выступающая драйвером в последние годы в поддержке креативных идей) и убедила администрацию Бакинского Бульвара, выделить требуемую территорию на одном из пирсов новой части бульвара. Мы решили на лето попробовать, впервые за независимое существование Азербайджана, сделать open air cinema с прокатным кино. Надо понимать, что настоящий кинотеатр под открытым небом, демонстрирует именно прокатное кино, жанровое, фестивальное, которое выходит на неделе, а не утвержденную классику. Однако мы столкнулись с серьезной сложностью, привычной для нас, бакинцев — с ветром. На этом пирсе ветра переживались как тайфуны и смерчи. А когда у тебя висит дорогое оборудование, звук, экран, проектор, которые требуют аккуратного подхода, ты волей-неволей  понимаешь, что это очень рискованно. Вокруг вода, бушует ветер, который может в любой момент испортить технику, порвать экран — все это влияет. У нас был интересный репертуар, посетители были  очень довольны, и, хоть на открытой территории работать было чудовищно сложно, все же оно того стоило. Таким образом, в подобных условиях мы просуществовали три недели. В общем и в целом, Open air cinema очень перспективный проект и кино-театральным сетям, стоило бы его возродить, но уже в более подходящей точке Бакинского Бульвара.
 
В общем плане, какое все-таки отношение к кино сейчас у государства, инвесторов, зрителей?
 
Неоднозначное. Может, стоит ждать большего от государства, а именно от Министерства Культуры, которое формирует бюджет госзаказов кино. Дабы и инвесторы осознавали всю масштабность и перспективность такого бизнеса. Зритель же у нас требует именно то, что ему предоставляется. У нас нет пока зрителя, готового кассово голосовать за глубокое кино, чтобы фильм был успешным. Вкус зрителя очень испорчен национальным телевидением. Дело в том, что хоть такие фильмы и могут быть очень качественными, все же кассовой успешности тут будет мало.  Совсем иначе обстоят дела с комедиями — и именно на этом жанре делается наибольший акцент. Создатели, прокатчики — молодцы, надо отдать им должное, благодаря ним где-то кинематограф у нас и живет. Но не следует забывать, что история азербайджанского кино-театрального ренессанса началась года полтора-два назад, когда площадки наконец определились и начали снимать хоть какое-то кино.
 
Вопрос, возможно, спорный, но, все-таки, есть ли шанс у Азербайджана выйти на более масштабную площадку кино? Фестивалями, фильмами, произведенными в нашей стране и прочим?
 
Шансы не возникают сами по себе никогда. Чтоб появился подобный шанс, в киноиндустрию должен быть вложен очень и очень большой капитал. Вот тогда можно рассчитывать на шансы, свой собственный национальный стиль, с успешными громкими именами. При ином раскладе, будут лишь такие единичные случаи как Оскар у Рустама Ибрагимбекова за сценарий фильма, который снял Н.С. Михалков, причем в номинации «Лучший иностранный фильм». И следует отметить, поданой и завоевавшей награду не от Азербайджана, «Утомленные солнцем» был русский фильм.

Похожие

  • Замир Мамедов - 18 мая 2018 История одного из сотен тысяч азербайджанцев, проживающих в странах СНГ. Рашад Алиев живет в Санкт-Петербурге и занимается самым обычной торговлей. Navigator Business Review публикует эту историю, рассказанную в российском VC. Эта история вызвала большое количество положительных эмоций среди россиян, которые в своих комментариях многократно высказали свое положительное отношение к нашему  соотечественнику. "С Рашадом я познакомился случайно: купил овощи и пошёл по своим делам. Когда я увидел человека, который бежит за мной через проспект Энгельса и машет руками, я и не знал, что думать. Оказалось, что я забыл пучок зелени, а он решил мне его вернуть. Посмеялись, разговорились: выяснилось, что он владелец этой фруктово-овощной лавки. Я удивился. — Вы так за всеми покупателями бегаете? — Мы работаем на совесть, даже если надо побегать. Недавно я вспомнил этот случай и подумал, что предприниматель — не только тот, кто руководит масштабными проектами. Порой предприниматель — тот, кто бежит за тобой с пучком кинзы. Интервью получилось спонтанным: я встретил Рашада рядом с павильоном по пути домой. Коротко объяснил ему ситуацию, он улыбнулся и сказал: «Спрашивай». Есть впечатление, что в этом деле люди не оказываются случайно. Как вас занесло? Это семейное дело. В середине 1990-х годов нужно было кому-то продавать овощи и фрукты на Сытном рынке, у отца. Вот мой отец (Рашад показывает в сторону пожилого человека неподалёку). Я начал работать в девять лет, второй класс не закончил. Читать и считать я учился уже позже. Ну, ничего, вроде научился. Вот журнал: здесь все записи, доходы, расходы. А сейчас вам сколько? Тридцать три. С тех пор много времени прошло. Как выглядит ваш рабочий день теперь? С утра мои люди едут на базу. Уже в 5:30 присылают мне фотографии (достаёт телефон, открывает WhatsApp): вот это сегодня утром — черешня и клубника. Если товар хороший, покупают его и везут на продажу. Я в это время пью чай, потом играю с детьми и ближе к 8 утра еду на работу. Сейчас 10 вечера, я до сих пор здесь. У вас вообще много точек по городу? Точка только одна, и новые открывать я не планирую. Здесь всё просто: я в двух разных местах одновременно быть не могу. А без меня люди работают не так, как надо. Не потому, что они плохие работники, а потому что это просто сложно. Я заметил, что здесь год от года работают одни и те же ребята. Это ваши знакомые или родственники? Это всё родня. Вот этот мужчина, к примеру — муж моей сестры. Этот — двоюродный племянник. Здесь только так. Я пробовал нанимать людей со стороны, тех, кто приходил и хотел у меня работать. Но тут беда: посторонние люди часто наплевательски относятся к покупателям, грубят им. Хуже — пытаются обмануть, обсчитать, перехитрить. Это недопустимо. Ваши продавцы не хитрят?
     Мои знают: заберёшь чужой рубль, потеряешь сто. И наоборот, когда ты кому-то что-то отдаёшь, тебе возвращается намного больше — это такой закон справедливости. Если человек купил, к примеру, на 312 рублей, я беру с него 300. У меня только на скидки в день расходы 5000-7000 рублей, бывает и больше. Зато если я вежливо говорил с человеком, сделал скидку и продал ему хороший товар, он придёт снова.
    Прямо программа лояльности. А своих людей вы как-то обучаете? Ругаю их иногда (смеётся). Бывает, торопится продавец, положит огурцы в пакет и небрежно кинет покупателю на прилавок. Я ему говорю: «Возьми пакет обратно и аккуратно подай». Мне даже сами покупатели отвечают: «Да ладно, ничего страшного, это нормально». А я считаю, что ненормально: хочешь, чтобы тебе деньги на прилавок не бросали, хочешь, чтобы с тобой здоровались и приходили снова — относись к покупателю с уважением. Вы сами со многими покупателями лично знакомы? Знаком со многими. И многим помогаю. Не хватает у бабушки денег на картошку — отдаю так. Или недавно случай был — стоит женщина с ребёнком, явно небогатая. Говорит, у ребёнка зубы болят. В общем, вместе пошли в аптеку, купил им лекарства. Мне люди говорят, что я деньги теряю, а я думаю, что я больше приобрёл, чем потерял. Это ведь какой-то личный момент, не ради бизнеса и прибыли? Я всегда делаю только то, что хочется, поэтому для меня нет вещей только ради прибыли. Конечно, мы здесь зарабатываем деньги, но человеческое отношение никто не отменял. Про деньги. Сколько вы сейчас платите за аренду? Больше 200 тысяч рублей в месяц. Это много, но люди идут от метро мимо пяти овощных киосков и приходят ко мне. Оно того стоит, даже при таких затратах. А какой в вашем деле процент рентабельности? В «нашем деле», если говорить о всех продавцах, — это 50-100%. У меня — 30-40%. Почему такая большая разница? Потому что когда ты покупаешь килограмм черешни там (показывает куда-то вдаль), получаешь не килограмм, а 750-950 грамм: все подкручивают весы на 5-25%. А ещё у тебя в пакете будет какое-то количество гнилых ягод — это плохой товар, цена которому — ноль. Придёшь к этому продавцу ещё раз? Приду возвращать ему то, что он мне продал. Вот именно. А я по-другому делаю: не обвешиваю покупателей и продаю свежий товар. Нет такой бешеной прибыли с килограмма, зато ко мне возвращаются не ругаться, а покупать. Даже в 2010 году, когда едва удавалось отбить расходы — хватало на зарплату людям и чуть-чуть оставалось на жизнь — всё равно никого не обманывали. Поэтому со временем покупателей стало больше: сперва у нас появился прилавок на 3 метра, потом 6 метров, сейчас ещё площадь помещения увеличили, плюс на улице часть товара. А ещё мы недавно положили здесь новый асфальт, всё за свой счёт. Этой весной недалеко от Удельной дотла сгорел недавно открывшийся павильон. Возникает вопрос: конкуренция в стиле 1990-х годов никуда не делась? Я не думаю, что их подожгли, если ты про это. Сейчас так уже никто не делает. Это раньше могли и поджечь, и милиция могла весь товар арестовать (забрать себе). Сейчас делают по-другому: если большие сети видят, что ты хорошо торгуешь и забираешь их выручку, могут просто выкупить землю, которую ты арендуешь. Им выгоднее заплатить, чтобы тебя там не было, а участок стоял пустой. Я сталкивался с этим пару лет назад, меня так хотели выгнать отсюда. Но я эту площадку отбил. До этого ещё была ситуация: владельцы квартиры в доме напротив писали на нас жалобы постоянно, им не нравилось, что мы здесь торгуем. Меня даже в полицию возили несколько раз по всем этим доносам. Но мы ничего не нарушаем, всё по закону. Тем более, в полиции тоже знакомые есть. А там знакомые откуда? Одно время у нас часто промышляли воры. Воровали даже не у меня, а у покупателей: женщина товар выбирает, а они у неё кошелёк крадут. И так — постоянно. Я их сам гонял и разговаривать пытался, а они мне говорили: «Ты своим делом занят, а мы своим. Мы тебе не мешаем, и ты нам не мешай». Обращался в полицию, чтобы их всех разогнали, меня там посылали, мол, пусть потерпевшие заявления пишут. А для меня это плохо — ты ведь не будешь ходить туда, где у тебя воруют. Я тогда купил дорогую бутылку виски, пришёл к их главному: внаглую, без записи и пожаловался — он пообещал разобраться. В итоге и воров разогнали, и главарей их поймали. Уже несколько лет на Енотаевской ни одного вора. А с главным из полиции с тех пор общаемся, он иногда приезжает у меня покупать. Можно немного бестактный вопрос? Давай. Вы по национальности… Азербайджанец. Мои люди — тоже. Часто встречаетесь из-за этого с какой-то грубостью или с хамством со стороны славянской части населения? Я всегда видел, что почти все петербуржцы ведут себя очень вежливо, поэтому я к ним очень тепло отношусь. Меня бесят люди, которые говорят: «Русские такие, русские плохие». Я их спрашиваю сразу: «Что ты тогда тут делаешь, почему в России деньги зарабатываешь?» К нам тоже в основном хорошо относятся. Если грубят, то приезжие. Причём без разницы, откуда они приехали — из других регионов России или из Узбекистана, к примеру. Не знаю, почему так получается. У меня здесь много русских друзей, один мой друг даже нашёл для меня курсы русского языка для иностранцев, чтобы я научился грамотно писать (смеётся). Я ему пообещал, что запишусь в октябре, когда здесь дел будет поменьше. Вопрос напоследок: вы довольны тем, как сложилась ваша жизнь? Да, думаю, я счастливый человек. Работаю тяжело, зато домой возвращаюсь гордо.    

    История одного из сотен тысяч азербайджанцев, проживающих в странах СНГ. Рашад Алиев живет в Санкт-Петербурге и занимается самым обычной торговлей. Naviga ...

  • Лейла Абузи - 23 апреля 2018 Существует мнение о том, что азербайджанцы в основном могут создавать бизнес только внутри страны. Причиной такого мнения является, что у наших соотечественников якобы затруднено понимание зарубежных рынков и традиционно слабы маркетинг. Но раз за разом наши соотечественники разрушают этот миф и начинают свой бизнес как в отдельной стране, так и на региональном уровне. Navigator Business Review побеседовал с двумя нашими соотечественниками, которые поделились своими мыслями о своих бизнесах в условиях реализации за пределами страны. Кeepface.comэто международная автоматизированная платформа маркетинга влияния, где бренды и инфлунсеры проводят рекламные кампании в социальных сетях. Бизнес начинался в Азербайджане, но потом был юридически перенесен в Объединенные Арабские Эмираты, где Keepface недавно привлек 300 тыс. долларов при оценке компании в 2 млн. долларов. По словам Вагифа Аббасова, руководителя Keepface, открытие офиса в Дубае обусловлено с развитием за пределами страны и с целью привлечения иностранных инвестиций. Кроме того, в каждой стране, где представлен Keepface, создан филиал компании и собрана отдельная команда или же работа осуществляется через партнеров. В настоящее время Keepface помимо Азербайджана представлена в Средней Азии, Грузии, Турции и Иране. В планах – Украина и Россия. В дальнейшем Keepface намерен выходить в страны Северной Африки и Ближнего Востока. В.Аббасов подчеркнул, что до конца 2018 года компания планирует присутствовать в 15 странах мира. Myinterview.me – международная платформа по поддержке компаний при поиске и отборе соискателей на вакансии. Компания изначально была создана в Объединенных Арабских Эмиратах нашим соотечественником Рауфом Мамедовым. По словам Рауф Мамедова, Myinterview уже сотрудничает с крупными международными и государственными корпорациями, которые представлены в Заливе. Платформа облегчает корпорациям подбор работы и позволяет экономить время и деньги. Примечательно, что правительство Дубая создало на основе платформы нашего соотечественника свою платформу, которую успешно использует для подбора кадров.

    Существует мнение о том, что азербайджанцы в основном могут создавать бизнес только внутри страны. Причиной такого мнения является, что у наших соотечеств ...

  • Арзу Мамедова - 13 марта 2018 Благополучная жизнь в доброжелательной к иностранцам Канаде давно и успешно реализуется соотечественниками и продвинутыми соседями по СНГ. Страна без остановки развивается и процветает, каждый год занимая первые позиции в рейтингах лучших мест жизни. Главное достоинство государства в глазах иммигрантов – высокие зарплаты для всех и лояльное отношение к приезжим. Но прежде чем идти собирать вещи для скорейшего переезда, стоит убедиться, что Канада подходит для этого со всех сторон. Наш герой дотянулся до своей мечты и готов делиться с нами своим "канадским" опытом. Эльвин Мустафаев о том, как все произошло и как живется азербайджанцам в такой холодной и далекой стране. Эльвин, расскажите о себе. Вы – наш первый герой из Канады! Я проживаю в Канаде 3 год. Приехал сюда, будучи студентом, чтобы продолжить свое образование. Я окончил школу бизнеса Джона Молсона / Конкордия, получив степень магистра в области менеджмента в Монреале, Квебек. Почему именно Канада? Что пришлось сложнее всего? Моим главным намерением переехать в Канаду была, конечно, возможность получения степени магистра, которая играет фундаментальную роль в получении разрешения на работу. После – все намного проще, чем без местного образования. Конечно, не обошлось без трудностей, мне приходилось сталкиваться с множеством препятствий на моем пути и, преодолевать многое. Чего только стоит получение сертификатов TOEFL и GMAT, а помимо всего прочего финансовые расходы, адаптация к культуре Канады, поиск достойной постоянной работы в интересующих меня сферах. Чтобы найти свое место в этой стране, вам нужно выяснить, какова ваша страсть, какой образ жизни вы хотите сформировать, и как вы видите себя в своем сообществе. Как только вы найдете ответы на все выше поставленные вопросы, Канада - правильное место для их реализации. Можете ли вы рассказать немного больше о своей работе? Каковы ваши основные обязанности? Я работаю в компании Nature's Touch Frozen Fruits в качестве аналитика Supply Chain. В основном я занимаюсь операциями и исходящей логистикой. Кроме этого, производственное планирование, анализом инвентаризации и, прежде всего, чтобы ни один из заказов не был сокращен. Транспортировка продуктов среди 3PL (ред. Third Party Logistics - форма аутсорсинга, которая помимо стандартных логистических услуг, предоставляет клиенту другие дополнительные услуги со значительной долей добавленной стоимости) – также входит в список моих обязанностей. Но вы ведь также преподаете и готовите азербайджанских ребят к сдаче экзамена по IELTS? Да, совершенно верно. Как инструктор IELTS, какими будут ваши основные советы? Большое количество азербайджанской молодежи готовится к сдаче экзамена, надеясь, что это единственный выигрышный вариант для приобретения зарубежного образования. Как инструктор Ielts, моим основным советом будет - работать упорно, поверьте, это всегда окупается! Вам необходимо использовать все доступные ресурсы, которые вам могут пригодиться (например: google, youtube). Вам нужно постоянно читать ежедневные газеты, статьи; слушать ток-шоу, диалоги; и практикуйте свое выступление, записывая свой собственный голос и слушая его, чтобы вы могли видеть ошибки, которые вы совершаете, и избегать их ради продвижения вперед. Живут ли рядом с вами азербайджанцы? Расскажите, пожалуйста, о жизни азербайджанцев в Канаде. Да, меня окружают многие азербайджанские друзья, и мы все живем как одна большая семья. Мы вместе ходим в спортзал, на мероприятия, встречаем выходные в доме друг у друга, чтобы поесть наши национальные блюда, отпраздновать праздники. Летом мы поддерживаем нашу культуру кабаба, собираемся в разных парках и наслаждаемся прекрасными пейзажами. Я не могу назвать, блюдо из азербайджанской кухни, по которой мы страстно скучали, но не могли найти. А  лаваш и qatıq мы покупаем из иранских магазинов (улыбается). Эльвин, какие дальнейшие планы? Постараться осесть здесь, встать прочно на свои ноги и создать ту жизнь, о которой я и мечтал.

    Благополучная жизнь в доброжелательной к иностранцам Канаде давно и успешно реализуется соотечественниками и продвинутыми соседями по СНГ. Страна без оста ...

2 Comments

  1. Emil

    Тема интересная и аутуальная и интервью нвдо сказать, в общем, интересное. Но человек предпринял 3 попытки создать бизнес в сфере кино и все неудачные, что показывает, как минимум, его непрофессионализм именно в этой сфере. Уверен, что в других сферах, например, в эвент бизнесе, он может быть успешен, но ведь не в кино. И как можно его мнение считать экспертным и предлагать читателью? Интервью было интересное, но когда я дочитал, то пожалел о времени которое на него потратил. Потому, что человек, который 3 раза не предугадал тренды и потребности в одной сфере и потерял вклады и свои и доверившихся ему инвесторов, не может учить других или быть экспертом мнению которого нужно прислушиваться. Ничего личного, кстати) Только бизнес.

    1. Шамиль

      Согласен с вами абсолютно, поскольку я являюсь одним из тех вкладчиков в его бизнес в Ройял парке, и оборудование, которое он использовал на бульваре , было оттуда. Два года уже прошло с момента вложения, Рашид уже в Киеве год, и до сих пор не вернул всю сумму. человек , с которым бизнес строить невозможно абсолютно, и могу предоставить многочисленные доказательства.

Добавить коментарий

Войти с помощью: