Чтоб появился шанс, в киноиндустрию надо вложить очень и очень большой капитал — Рашид Ахмедов

Молодые азербайджанские кинематографисты сегодня — очень активны, ежегодно ими производится несколько десятков лент, в основном, комедий. Это очень высокий показатель, особенно, сравнивая с прежними годами. Однако, профессиональное кино Азербайджана, можно сказать, до сих пор топчется на месте. Для того чтобы совершить переворот в национальном кино необходимо привлекать молодых кинорежиссеров, кроме того основной проблемой азербайджанского кинопроизводства является отсутствие долгосрочной программы в области кино. Об этом и многом другом мы поговорили с Рашидом Ахмедовым — одним из первых организаторов фестивалей кино в стране, который делил одну площадку с Рустамом Ибрагимбековым. 

Расскажите, чем вы занимаетесь на данный момент?
 
Я уже год как переехал в Киев, обосновался и теперь занимаюсь консалтингом. Консультирую по разным вопросам, как правило так или иначе связанным с маркетингом и развитием бизнеса. Имею базу клиентов из сферы дизайна интерьеров, архитектуры, шоу бизнеса, спорта. Насыщенных и интересных проектов здесь больше. Да и в целом, это удивительно-приятное чувство, когда ты из небольшого, но прогрессивного Азербайджана уезжаешь заграницу с твердым желанием получить еще больше знаний и развития, и в итоге регистрируешь свой бизнес, работаешь, развиваешься и добиваешься того, что тебе хочется. В довершение, безусловно есть планы в кино-театральном, прокатном, и продакшн бизнесе, с тем, чем уже занимался в родном Азербайджане.
 
Какие у вас были проекты в Баку?
 
Несмотря на то что в моем резюме найдется не более 3 локальных организаций-гигантов в собственном сегменте, во всех из них я был частью департамента маркетинга, либо возглавлял их. Мне очень повезло с первой компанией, в которой я начал строить серьезную карьеру — она дала мне крепкий фундамент и незаменимый опыт во всем. Уходил из компании большим другом — и был очень рад тому, какие навыки мне подарили профессионалы конгломерата брендов в сегменте лакшери бизнеса, под руководством которых мне довелось поработать. После были разные периоды в жизни — полтора года, к примеру, возглавлял маркетинг департамент в масштабной строительной компании, с годовым оборотом более миллиарда долларов.
 
 
Но как именно вы пришли к кино?
 
Спустя полгода после того как я ушел из строительной компании, в 2009 году, я задумал и осуществил коллаборацию моего собственного эвент агенства с кинофестивалем «Восток-Запад», который уже около 10 лет проходил под руководством оскароносного Рустама Ибрагимбекова. И хоть я несколько лет до этого не успел доучиться в киношколе Ибрагимбекова, но имел знакомство с метром, мы провели замечательный проект, заложили основу общей работы в области кинематографа. Я был креативным директором фестиваля, который длился семь неповторимых дней. К сожалению так сложилось, что это был последний фестиваль Восток-Запад, но прошедший очень ярко и захватывающе-профессионально. Потом примешалась политика и ряд других вопросов, изменивших навсегда сложившуюся структуру взаимодействия государства и киносферы. В целом, фестиваль послужил хорошим началом для изучения кинобизнеса, стал этаким первым всплеском в моем опыте работы. Благодаря интересным персонам, окружавших нас на фестивале, мы получили карт-бланш и узнали весь местный кинематографический бомонд. Это все послужило пищей для размышления и стало толчком в моей карьере в области кинематографа. Через некоторое время я познакомился  с человеком, который всецело разделял мои взгляды и предпочтения в развитии кино-театрального бизнеса. После определенного времени мы пришли в сферу кинобизнеса, я — как управляющий, он — как инвестор. А в 2011 мы начали активную деятельность, изучив рынок, конкурентов, спрос, и подготовив бизнес-план по развитию, мы приобрели здание бывшего театра «Ибрус», вложились и, наконец, открыли первый бутиковый кинотеатр Cinemalux.
 
 
Концепция заключалась в следующем: приватный кинотеатр для семьи или компании друзей, где можно окунуться в уютную и комфортную атмосферу, и лицезреть  прокатное кино, премьеры, фестивальный репертуар. Общее количество посадочных мест — 60, небольшое полотно — 3:5. По  мнению всех технических специалистов у нас было идеальное качество изображения — 3D, 2D, потрясающий Долби диджитал звук. Cinemalux также как и в одном из залов кинотеатра «Азербайджан», имел вип-зону за объемным стеклом, с сервисом из бара на 20 посадочных мест повышенной комфортности. За стеклом были немного другие условия, иная мебель, присутствовал сервис, можно было курить, была своя Долби система звука. У нас даже был последний ряд так называемый ряд для влюбленных, широкие кресла на двоих. В общем, это был очень хороший кинотеатр с любопытным форматом. На тот момент когда мы открылись, были только мы и пятизальник Park cinema в Park Bulvar. Мы так и остались единственными независимыми игроками в кино-театральном бизнесе Азербайджана, даже когда на сцену вступили Cinema Plus.  Вообще, кинобизнес за последние несколько лет очень импульсивно стал развиваться. Печально, конечно то, что этому предшествовало долгое существование единственного кинотеатра на всю страну — кинотеатра «Азербайджан», где было всего три зала, что уже не отвечало потребностям зрителей. Инвесторы и бизнесмены поначалу не желали вкладываться в кинотеатры, не веря в его успешность, и вместо этого предпочитали отдавать космические суммы на строительство и эксплуатацию домов торжеств. Разлом в переоценке вложений, в недооцененный другими инвесторами бизнес, произошел благодаря  волевому решению владельца Park Cinema. Эта компания продемонстрировала, что в кинематограф не просто можно вкладываться, но и нужно. После Park Cinema группа высококлассных специалистов и крупных инвесторов, которые, к чести сказано, не иностранные, создали и вывели на рынок сеть вышеупомянутых кинотеатров Cinema Plus. Теперь, благодаря конкуренции и соперничеству двух сетей, развитие очень качественное и намечаются перспективы.
 
Если говорить о концепции Cinemalux, то на каких фильмах здесь делался акцент?
 
Cinemalux, пожалуй, единственная площадка, которая старалась показывать артхаус, фестивальное, как принято считать интеллектуальное кино. Мы начали прокат с  эксклюзивных фестивальных артхаусных картин, таких как «Кожа в которой я живу» П. Альмодовара, «Шпион, выйди вон!»Т. Альфредсона, «Резня» Р. Полански. Да, мы собрали круг своих посетителей, но мы поняли, что некоммерческое кино надо все-таки разбавлять жанровым, так как держать на плаву артхауса очень сложно. У подобных фильмов очень ограниченная аудитория, а в Азербайджане и вовсе сводится  к очень маленькому количеству людей, которые посмотрели фильм раз — и все. А нам ведь нужно учитывать бизнес-ограничения в прокате фильмов, поэтому нам было сложно придерживаться одной концепции.
 
Какие сложности были у вас при работе в этом бизнесе в Баку?
 
Как я упомянул выше, инвесторы не вкладывались в кинотеатры. Сам по себе, этот бизнес еще и сложный с психологической точки зрения: сколько бы ты ни зарабатывал, все равно, если ты не предан кино, ты не сможешь здесь продвинуться. Этим не каждый может заниматься — тут важны такие вещи как твоя репутация, а не счета в банке, так как когда ты сталкиваешься в мировыми гигантами как Disney и Paramount pictures, покупая кино, ты должен в первую очередь иметь историю отношения с кинематографом, иметь яркие амбиции, желание работать в этой сфере, искры в глазах и обладать колоссальной верой в свой проект. А эту дорогу не каждый менеджер, либо инвестор готов пройти, прежде желательно быть участником, либо гостем или байером на различных кино-рынках, вкладывать время, быть убедительным, иметь привлекательный проект, чтобы получить интересные для вас  возможности проката.
Рынок в Азербайджане маленький, кинотеатры есть только в двух городах — Баку и Гянджа. В СНГ только в России, Украине и Казахстане кино и театральный бизнес быстро развивается, а с этим рука об руку идет и отечественный кинематограф. Возможно только Грузия обладает своим уникальным путем и историей кино, являясь исключением из индустрии. Существование национального кино без площадок, на которых ты их можешь демонстрировать, зарабатывая на боксофисе (кассе) — невозможно, поэтому многие сложности и неурядицы, связанные с производством местных фильмов, как раз с такими причинами и связаны. В тот момент, когда в самых маленьких городах Азербайджана будет хотя бы по одному кинотеатру, а в городах-миллионниках — по 10-20 залов, тогда можно будет говорить о фантастическом развитии кино-театрального сектора и кинобизнеса в Азербайджане. Сейчас — это хорошие попытки, но этого недостаточно.
 
 
Расскажите про Open air cinema и что стало с проектом?
 
Open air cinema — это отдельная и очень интересная глава в моей практике. Здесь я уже сам, лично выступил в качестве игрока в этой сфере. У меня был всего один комплект оборудования на один зал, функционирующий на территории закрытого городка для экспатов. Т.е. если если прежде бизнес принадлежал инвестору, то сейчас оборудование и прочее было исключительно моей собственностью. Инициативу проявила некоммерческая организация Yarat (выступающая драйвером в последние годы в поддержке креативных идей) и убедила администрацию Бакинского Бульвара, выделить требуемую территорию на одном из пирсов новой части бульвара. Мы решили на лето попробовать, впервые за независимое существование Азербайджана, сделать open air cinema с прокатным кино. Надо понимать, что настоящий кинотеатр под открытым небом, демонстрирует именно прокатное кино, жанровое, фестивальное, которое выходит на неделе, а не утвержденную классику. Однако мы столкнулись с серьезной сложностью, привычной для нас, бакинцев — с ветром. На этом пирсе ветра переживались как тайфуны и смерчи. А когда у тебя висит дорогое оборудование, звук, экран, проектор, которые требуют аккуратного подхода, ты волей-неволей  понимаешь, что это очень рискованно. Вокруг вода, бушует ветер, который может в любой момент испортить технику, порвать экран — все это влияет. У нас был интересный репертуар, посетители были  очень довольны, и, хоть на открытой территории работать было чудовищно сложно, все же оно того стоило. Таким образом, в подобных условиях мы просуществовали три недели. В общем и в целом, Open air cinema очень перспективный проект и кино-театральным сетям, стоило бы его возродить, но уже в более подходящей точке Бакинского Бульвара.
 
В общем плане, какое все-таки отношение к кино сейчас у государства, инвесторов, зрителей?
 
Неоднозначное. Может, стоит ждать большего от государства, а именно от Министерства Культуры, которое формирует бюджет госзаказов кино. Дабы и инвесторы осознавали всю масштабность и перспективность такого бизнеса. Зритель же у нас требует именно то, что ему предоставляется. У нас нет пока зрителя, готового кассово голосовать за глубокое кино, чтобы фильм был успешным. Вкус зрителя очень испорчен национальным телевидением. Дело в том, что хоть такие фильмы и могут быть очень качественными, все же кассовой успешности тут будет мало.  Совсем иначе обстоят дела с комедиями — и именно на этом жанре делается наибольший акцент. Создатели, прокатчики — молодцы, надо отдать им должное, благодаря ним где-то кинематограф у нас и живет. Но не следует забывать, что история азербайджанского кино-театрального ренессанса началась года полтора-два назад, когда площадки наконец определились и начали снимать хоть какое-то кино.
 
Вопрос, возможно, спорный, но, все-таки, есть ли шанс у Азербайджана выйти на более масштабную площадку кино? Фестивалями, фильмами, произведенными в нашей стране и прочим?
 
Шансы не возникают сами по себе никогда. Чтоб появился подобный шанс, в киноиндустрию должен быть вложен очень и очень большой капитал. Вот тогда можно рассчитывать на шансы, свой собственный национальный стиль, с успешными громкими именами. При ином раскладе, будут лишь такие единичные случаи как Оскар у Рустама Ибрагимбекова за сценарий фильма, который снял Н.С. Михалков, причем в номинации «Лучший иностранный фильм». И следует отметить, поданой и завоевавшей награду не от Азербайджана, «Утомленные солнцем» был русский фильм.

Похожие

  • Арзу Мамедова - 16 февраля 2018 Загадочная и далёкая Индия окружена стереотипами. И тем не менее количество трудовых мигрантов в страну из года в год растёт. За последние несколько лет Индия улучшила статистику по таким критериям оценки состояния экономики, как лёгкость ведения бизнеса в стране, индекс развития человеческого потенциала, рейтинг восприятия уровня коррупции, международный рейтинг конкурентоспособности. Развивающейся индийской экономике требуются квалифицированные специалисты, которых не всегда можно найти на внутреннем рынке труда. Так как же наш молодой соотечественник Панах Аббасов работает в столь загадочной и такой разной Индии? 

    Панах, спасибо большое, что согласились на интервью! Расскажите о себе нашим читателям и что вас сподвигло уехать в Индию?

    Мне 24 года, я окончил факультет бизнес-администрирования в академии АДА. Еще вовремя студенческих годов, я подключился к организации AIESEC, 5 лет активно участвовал в ее рамках, и даже добился президентского поста, проработав в течение года. И образование и AIESEC стали в моей карьерой большим толчком вперед, я путешествовал, заводил друзей по всему миру, развивался как в личностном плане, так и профессиональном. У меня была возможность поучаствовать в форумах в Украине и Польше, присутствовать на семинарах и конференциях на Тайване и в Марокко, а также принять участие в Азиатском банке развития в Маниле и проработать в штаб-квартире ООН в Вене. Отвечая про Индию, я обязан отметить, что это самое правильное решение из всех, что я принимал когда-то. Весь этот опыт помог понять мироздание, мне искренне любопытно все на свете - новые места, люди, культура. А Индия является одним из самых плодородных стран для обучения и роста. Представьте себе страну, у которой более 150 языков, более двух тысяч этнических групп, 9 разных религий. Как говорится, Индия - это не страна, а целый континент. Он настолько богат и различается почти в каждой части, что, хотя вы путешествуете по одной стране, вы можете встретить совершенно разных людей, культуру, кухню, природу и т. д. В общем, это был один из главных мотивов, почему я выбрал потратить не менее года в Индии. Вторая причина заключалась в том, что я приехал сюда по работе. Я был принят на работу в качестве национального координатора программы “ACE”, программы, которая привлекает на стажировку сотни молодых людей из Индии в течение года. Чувство, что я меняю жизнь этих людей, стараюсь сделать его лучше - безумно приятно.

    И, наконец, третья причина - опыт, который я получаю будто прямо по описанию работы в Tata Consultancy Services. Работаю я в компании в почти полмиллиона сотрудников и которая является одной из крупнейших ИТ-компаний в мире - согласитесь, это опыт на всю жизнь. Я узнаю много о бизнесе и о том, как работают многонациональные компании. Я могу практически запомнить все курсы, которые я взял во время учебы, и посмотреть их приложения в реальной жизни. Я помню, как многие люди пытались отговорить меня от решения приехать в Индию. Но, повторюсь, это было одно из лучших решений, которое я мог только принять, решение, которое очень помогло мне лично и профессионально, помогло расширить мою профессиональную сеть на международном уровне.

    Не могли бы вы подробнее рассказать о программе, и каковы ваши основные обязанности?

    Программа, по линии которой я приехал и работаю, именуется ACE (Accelerate, Connect, Experience). Это программа, результат партнерства между AIESEC и Tata Consultancy Services по всему миру. Каждый год сотни молодых людей из разных стран приезжают в индийские и венгерские офисы TCS для года профессиональной стажировки. Основная цель программы - помочь молодежи ускорить карьерный рост. Многие из стажеров позже продолжают свою карьеру в офисах TCS по всему миру. Моя роль в этой программе заключается в том, чтобы координировать опыт реализации программы в Индии. Таким образом, я вступая в обязанности с момента как стажеры приезжают в Индию, от зачисления в разные отделения ТCS до конца стажировки. В команде нас 8 человек. Это довольно интересная работа, так как я работаю с людьми из самых разных уголков мира, при этом живу и открываю для себя Индию.

    На нашем сайте мы часто пишем про образование, поэтому я не могу не задать этот вопрос. Как можно попасть в ряд счастливчиков и пройти стажировку?

    Любой, кто хочет принять участие в программе, может подискать свободные позиции на сайте TCS в разделе возможности или на веб-сайте aiesec.org. В настоящее время существует много позиций как в Индии, так и в офисах Венгрии. Хорошей новостью является то, что мы недавно запустили программу ACE в офисе TCS в Филиппинах. Так что скоро у нас может быть много возможностей в Маниле. С тех пор как я вступил в должность в качестве Национального координатора, несколько человек из моего окружения присоединились к программе ACE в Индии в разных филиалах TCS. У нас уже 6 человек из Азербайджана, которые работают в TCS India на разных должностях, таких как аналитики в Service Desk, сотрудники по управлению проектами, партнеры по управлению ресурсами и т. д. В то же время я лично знаю двоих из Азербайджана, входящих в ACE программу в Венгрии. Один из них уже закончил стажировку в ACE и остался постоянным сотрудником в офисе TCS в Венгрии. Поэтому считаю, что многие люди из Азербайджана могут изучить возможности ACE и я буду рад помочь, если будут вопросы.

    ИТ-индустрия очень развита в Индии. Что мы можем, как Азербайджан, взять у Индии и можем ли мы использовать её как образец для подражания?

    Я работаю в одной из крупнейших IT-компаний в мире, я не могу не говорить про развитие ИТ-индустрии в Индии и не использовать её как образец подражания для Азербайджана. Так что сужать или выделять что-то одно - было бы неправильно.

    Как человек, который живет в Индии, вы советуете нашей молодежи путешествовать в Индию и участвовать в их программах.

    Определенно! Как я уже упоминал выше, приезд в Индию был одним из самых правильных решений, которые я когда-либо принимал. Во-первых, я хочу подчеркнуть, что Индия недооценена  в азербайджанском обществе (как и в других местах мира). Стереотипы показывают Индию местом, полным болезней, крайней нищеты, опасной окружающей среды и загрязненных городов. Это то, о чем люди задумываются, услышав об Индии. А что, если бы я сказал вам, что Индия является 6-й в мире по величине ВВП в 2,2 триллиона долларов США? Индия, как ожидается, станет крупнейшей в мире экономикой к 2050 году. Что, если я скажу, что только ВВП Мумбаи составляет 310 миллиардов долларов США? Есть множество вещей, которые можно найти только и только в Индии. Как я уже упоминал выше, Индия является одним из самых богатых мест с точки зрения культуры, кухни, истории и является одной из древнейших цивилизаций на земле. И, как вы видите, многие из стереотипов не оправданы. Одна из моих обязанностей - работа с более чем 150 иностранцами, которые проходят стажировку в 9 разных городах Индии в течение года. И эта программа работает более 10 лет в Индии. За исключением очень немногих случаев, я никогда не слышал и не сталкивался с тем, чтобы иностранцы попадали в какие-то проблемы. Если вы будете соблюдать общие правила безопасности и гигиены, вы, безусловно, будете в порядке. Бедность в Индии не синоним насилия. Одно дело прогуляться в фавелах Бразилии в дневное время, другое в трущобах Индии. Во втором вероятность того, что вы попадете в неприятность - крайне низка. Люди дружелюбны и гостеприимны. И они начнут приглашать тебя к себе, а если произнести несколько предложений вкупе с ломанным английским - вы их очаруете полностью. Мой совет любому, умному и смелому человеку - вовремя путешествия по Индии вы откроете для одно из самых богатых мест на земле.

    Вы звучите так интересно, что не терпится бежать собирать чемоданы! А какие у вас планы на будущее?

    Сложный вопрос. Я все еще не знаю. У меня есть 4 месяца, чтобы завершить мой контракт и пока я не уверен, продолжу ли я с TCS, останусь в Индии еще некоторое время или перееду в другое место в мире или, возможно, вернусь в Азербайджан. Жизнь в Индии помогла многое узнать и познакомиться с самим собой, но я все еще не уверен, что делать дальше. В одном я уверен, я не хочу обосновываться где-либо. Так что посмотрим, куда жизнь закинет нас дальше (улыбается).

    Загадочная и далёкая Индия окружена стереотипами. И тем не менее количество трудовых мигрантов в страну из года в год растёт. За последние несколько лет И ...

  • Арзу Мамедова - 12 февраля 2018 Бельгия - это, прежде всего, развитая страна в Западной Европе, один из европейских культурных центров, участник НАТО, ЕС и ООН. Бельгия привлекает не только туристов, но и бизнесменов со всего мира. Будучи сравнительно небольшой страной, Бельгия уже многие годы обеспечивает достойный уровень жизни не только своим гражданам, но и держит свои двери на распашку инновациям и креативным бизнес-идеям. Именно о такой идее нашего соотечественника мы и говорили. Садиг Алекперов и его бизнес, который вносит "зеленое и живое" в любое пространство.   Садиг, расскажите, пожалуйста, о себе читателям Navigator Business Review Я родился и вырос в Баку, в 2003 году переехал во Францию. Я учился на факультете делового администрирования, затем получил степень магистра в области международных закупок и торговли. После этого я получил работу в Брюсселе, в отделе снабжений. Я работал консультантом во многих различных секторах и странах, включая Францию и Швейцарию, занимался фармацевтической, железнодорожной и авиационной отраслями. Я сосредоточился на инженерном секторе и, в частности, работал на компанию, которая разрабатывала и продавала посадочные кресла для самолетов Airbus и Boeing, включая ремни и интерактивные телевизионные экраны, встроенные в сиденья. Лично я был вовлечен в покупку металлических ремней и экранов. Одним из интересных моментов в моей практике было то, что места для частных самолетов в ОАЭ должны были быть позолочены. После четырех лет работы в качестве консультанта, я решил создать свою собственную компанию. Первоначально все было сосредоточено на посуде, в основном работал в сотрудничестве с турецкими компаниями и поставщиками, где я покупал и перепродавал  товар во французские супермаркеты и гипермаркеты, такие как Auchan и Carrefour. Этот бизнес был основан на поставках частных лейблов, что позволяло нам, собственно, перепродавать. Как же вы пришли к созданию своего, редкого как для Азербайджана, так и для Европы бизнеса? Финансовый кризис. Он грянул в 2012 году и оказал пагубное влияние на бизнес, поэтому я решил, что пора создавать что-то отличное от всего того, что было ранее. Я очень люблю природу, и, ввиду своего большого опыта, я заметил, что в офисах всегда огромная нужда в зелени. Green Mood был запущен в конце 2013 года. Проект основан на абсолютно натуральном продукте: мы устанавливаем мох в художественном стиле на стенных панелях. Ради проекта пришлось поменять местоположение, и теперь мы находимся в бизнес-парке недалеко от знаменитого Атомиума в Брюсселе, где мы смогли создать мастерскую, выставочную комнату и складские помещения. Я планировал экспорт с самого начала, и это место оказалось идеальным. Когда подъезжают логистические грузовики, есть достаточно много места для погрузки, ведь наши работы большие и, главное, хрупкие. Но почему именно Бельгия, если вы учились и долгое время жили во Франции? Бельгия создает все условия для экспорта. Сегодня в Европейской комиссии проходит проект Read2Go - они поддерживают молодой, инновационный бизнес. Green Mood - единственный бизнес-проект от Бельгии, который получил поддержку от комиссии и сегодня мы уже готовимся выходить на канадский рынок. Чего удалось достигнуть за почти 5 лет работы? Во-первых, мы имеем франшизы. В таких странах как Дания, Франция, Германия, Люксембург, Польша, Румыния. Но это только Европа. Если выходить за рамки, то я могу назвать Турцию и Тайвань. Мы готовы продавать франшизу, кроме того мы предоставляем всю поддержку, делимся всеми навыками, обучаем. Компаниям необходимы только лицензионные сборы, запас стандартных панелей, а также аренда выставочного и складского помещения. Это позволяет им развивать свой бизнес гораздо быстрее и успешнее, чем, если бы они создали новый бренд. Все это позволяет сосредоточить внимание исключительно на продаже продукта. Подход франшизы позволяет предпринимателям начинать собственный бизнес и с небольшим бюджетом. Например, лицензия для таких стран, как Польша, Дания и Румыния, составляет всего лишь 20 000 евро (18 200 фунтов стерлингов). Естественно, необходимо поддерживать запасы на складе, поэтому общая стоимость установки составляет от 20 до 50 000 евро (18 200 фунтов стерлингов - 45 500 долларов США). И, кстати, наши представительства в Германии и Франции не являются франшизами в истинном смысле этого слова, а вместо этого являются реселлерами. Поделитесь в целом концепцией Green Mood В Европе сразу зародился большой интерес, так как концепция очень необычна. Инсталляции не требуют абсолютно никакого обслуживания и реализуются исключительно по запросу. Кстати, вскоре мы устанавливаем гигантскую зеленую стену в Баку. Кстати, сегодня карта Азербайджана встречает посетителей в офисе TEAS Benelux. Мы расширяемся довольно быстро, продукт получает широкий энтузиазм. Green Mood привносит «зеленое» в офис. Идея изначально состояла в том, чтобы сделать панели полностью универсальными и не требующими обслуживания. Я исследовал сушеные и консервированные поставки мха, нашел поставщика, который окрашивал мох при помощи специальных пигментов. Мох собирается в скандинавских и французских лесах в зависимости от сорта и изначально он белый, что облегчает покраску. Установленный мох хранится десятилетиями, при условии, что он не подвергнется прямому солнечному свету. В чем особенность таких установок? Почему офисы так охотно идут на «зеленую» инсталляцию? Сегодня Green Mood - это уже бренд. Каждая компания хочет выразить свою индивидуальность. Для каждого клиента готовится особый дизайн, мы не повторяемся дважды. В Европе ценят и ухаживают за растениями. И, главное, чтобы повысить продуктивность своих работников, компании стараются создать максимально комфортные условия. Главная особенность, помимо красоты, это то, что вертикальное сооружение занимает очень мало места. Панели можно загрузить на поддон и отправить в любую страну. Что необходимо для установщика так то, что надо вытащить установку, взять блок и прикрутить его к стене. Такая инсталляция может быть установлена ​​в течение трех часов, а может и меньше. Наша команда берет на себя все установки, сопровождает панель, гарантируя безопасность того, что он не будет поврежден вовремя маршрута. Мы знаем, как организовать все и у нас есть вся необходимая сертификация для экспорта. Несмотря на то, что растения стабилизированы, им по-прежнему требуются санитарные сертификаты во многих странах. Экспорт в США является наиболее простым, поскольку власти требуют только упаковочный лист и счет-фактуру. Однако экспорт в Россию или Турцию требует множества документов и сертификатов. Для отправки панелей в эти страны может потребоваться огромное количество дней. Вы упомянули про команду. Кто они и можете ли вы назвать пару имен ваших клиентов? Сегодня у меня команда из 7 работников, 4 человека из Бельгии, француз, итальянец и болгар. Экспортируем мы наш продукт в 15 стран. Работаем с самыми лучшими, знаменитыми в Европе дизайнерами. В команде у каждого своя роль и свой талант, все они окончили университет с уклоном на искусство либо дизайн. Касательно клиентов мы создали инсталляции для офисов Google, Европейской комиссии, P&G, Johnson&Johnson, Deloitte и другие. Где можно посмотреть на ваши работы в Баку? Наша команда приезжала в Баку не раз, где лично занималась установкой. Вы можете оценить наши труды в Passaj из сети ресторанов 145 group, в бывшем Trump Tower, Malacannes на торговой и в головном офисе Silk Way. Мы и сейчас готовим несколько проектов, которые я не могу разглашать, но Азербайджан всегда под моим зорким глазом и в Баку работается с особым удовольствием. Что вы посоветуете азербайджанской молодежи, которая хочет строить свою карьеру в ландшафтном дизайне? Быть может, вы знаете, но по такой специальности в стране нет ни единого факультета. Да, в Азербайджане ландшафтный дизайн не так развит, поэтому мой совет был бы либо подавать прошение в министерство образования, либо же искать деньги на обучение за рубежом. Я знаю, то, что я говорю весьма не просто, но другого пути нет. Зарубежное Образование, в дальнейшем, откроет любые двери. Особенно, если человек талантлив.

    Бельгия - это, прежде всего, развитая страна в Западной Европе, один из европейских культурных центров, участник НАТО, ЕС и ООН. Бельгия привлекает не тол ...

  • Арзу Мамедова - 8 февраля 2018 Говорят, нет понятия правильный или неправильный выбор. Есть лишь выбор и последствия после. Герой статьи решил рискнуть и поехал за мечтой, которую сегодня крепко держит в руках. Рагим Абдуллаев учился и живет в Берлине, где занимается тестингом программного обеспечения. Он дал ценные советы и наставления, которые могут быть полезны всем от Баку до Берлина. Рагим, расскажите, пожалуйста, о себе и о том, чем вы занимаетесь в Берлине? Я переехал в Германию почти 4 года назад сразу после окончания нефтяной академии. Я проходил стажировку в компании P&G, но затем я получил результаты по получению стипендии DAAD и столкнулся с дилеммой: продолжать тот путь, что уже начал или же бросать все и ехать в Германию. Через несколько недель я решил все-таки остановить свой выбор на Европе и зарубежном образовании. И хотя я подавал документы довольно поздно, меня все же приняли. После того, как я получил степень магистра, прошел стажировки в разных компаниях, в частности, в Amazon, мне пришло предложение от компании Applause Inc, которая занимается тестированием программного обеспечения. Компания известна в Европе не только из-за огромного портфолио, но и потрясающей атмосферы, что царит в офисе. Насколько тяжело получить работу в такой сфере? Быть может, я прозвучу шаблонно, но опыт работы имеет огромное значение! Особенно, именно в той сфере, в которой вы специализируетесь.  Как минимум за вашими плечами должна быть стажировка. Компании охотнее принимают, когда есть опыт в международных компаниях, таких как E&Y, P&G, Deloitte и так далее. Также, если речь идет о Германии, важно знать немецкий язык. И, напоследок, не забывайте, что большинство средних и крупных компаний используют ATS - систему по отслеживанию и фильтрации заявок на вакансии (Taleo, Jobvite, ICIMS, successfactors.eu и т. д.). Важно построить свое резюме, понимая, как работает ATS. Вы упомянули составление CV, учитывая ATS. Можете подробнее рассказать про это?  В Азербайджане неким стандартом приема резюме является Europass. Актуально ли это в Европе? Представьте себе компанию, которая нанимает специалиста и размещает объявления в крупных Jobboards. Представьте, сколько CV будет отправлено! Итак, допустим, поступило 600 CV от разных людей, рассортировать, отсеять, изучить и так далее - это огромная работа для рекрутера. Когда мне было 19 лет, в нефтесервисной компании, в которой я проходил стажировку в сфере HR, мы делали это все вручную. Уходило очень много времени. Чтобы это предотвратить, многие компании стали использовать ATS (Applicant Tracking System). Это софт, который позволяет автоматизировать процесс набора кадров. В 2014-ом году я искал работу в Баку и заметил, что при заполнении онлайн заявок в такие международные компании, как P&G, PWC, E&Y, Deloitte происходит перенаправление в портал Taleo (как оказалось, ATS - продукт, разработанный Oracle). Кроме Taleo, существуют такие ATS, как SuccessFactors (разработанный SAP, ею пользуются Ростелеком, Etihad Airways, IBM и др), iCims, которым, к примеру, пользуется Amazon, есть еще Jobvite, которым пользуются много стартапов, а также Workday. Некоторые ATS даже начали внедрять искусственный интеллект, чтобы улучшить качество отбора персонала. Когда рекрутер в своей практике использует ATS, он указывает определенные критерии (например, ключевые слова), на основе которых система ставит в приоритет кандидатов автоматически. Возьмем пример. Какие ключевые слова рекрутер может вписать в систему при найме бухгалтера? Вероятно “Accounting”, “ADP”, “Analysis”, “Audit”, “Master’s”, “Bank“, “Billing“, “Excel“, “Financial“, “GAAP“, “ACCA“, “Payroll“, “Process“, “Reconciliations“, “Reports“, “Tax“. Кстати, такие сайты, как jobscan.co помогают предугадать ключевые слова для определенных вакансий. Кандидаты с наибольшим количеством совпадений ключевых слов будут приглашены на собеседование, большое же количество подавших заявки на работу, получат от системы автоматическое письмо с отказом. В интернете даже есть видео с экспериментами, где человек подает на работу с дипломом бакалавра в Гарварде и в списке кандидатов оказывается намного ниже, чем человек, окончивший магистратуру в украинском ВУЗе, только потому, что в CV оказалось мало ключевых слов. Касательно стандарта CV Europass, который в Европе, на мой взгляд, больше непопулярен. Среди моих знакомых нет ни одного человека, который в 2018-ом году отправляет CV в этом формате. Я лично рекомендую скачать ATS-Friendly Resumes: они простые, ненужных таблиц и шрифтов в них нет, что позволяет системе легче распознавать информацию. С тех пор как я начал подделывать CV под ATS, я начал получать в 7 раз больше приглашений на интервью после подачи онлайн заявки. Спасибо большое за такой полный ответ! Вернемся к вашей позиции, вы занимаетесь тестингом приложений. Попадаются ли азербайджанские разработчики или вы работаете сугубо с немецким рынком? Я лично работаю с российскими компаниями и компаниями стран Прибалтики. Мы тестируем приложения с помощью реальных пользователей в не лабораторных условиях для таких компаний, как Kaspersky, Yandex, S7 Airlines, tutu.ru и др. Я предлагал наши услуги различным банкам и телеком компаниям в Азербайджане, но сложилось впечатление, что качество приложений у нас в стране не в приоритете. Подозреваю, что компании вообще не выделяют бюджет для software testing. В России QA процессы в среднем составляют около 10 % IT бюджетов. В таком случае, какие вы можете назвать основные проблемы мобильной разработки на текущий момент в Азербайджане? Я не разработчик, но как человек, работающий в сфере тестирования, я могу с уверенностью сказать, что в Азербайджане нет большого интереса к выявлению «юзабилити» и созданию качественных приложений, а эти аспекты очень важны в цифровом мире. Что вы посоветуете людям, которые планируют вступить в сферу IT? Можете ли сделать прогноз того, что будет востребовано больше всего в ближайшие 5-7 лет? Учитывая, как все быстро меняется в наше время, сложно что-то конкретное спрогнозировать. Но я бы настоятельно рекомендовал даже людям, оканчивающим бизнес-специальности, активно интересоваться машинным обучением и искусственным интеллектом, интернетом вещей (Internet of Things), виртуальной реальностью, понять, как работает блокчейн – даже базовые знания в этих сферах очень помогают при поиске работы в tech сфере. Отдельно IT-специалистам рекомендую углубиться в сферу цифровой безопасности, это очень востребовано и вероятно все еще будет через несколько лет. Несколько моих близких друзей, разбирающихся в IT-security, получили хорошие предложения из иностранных компаний сидя дома в Баку. А одноклассник, очень увлекающийся VR, смог влиться в интересный медицинский проект в Баку, совмещающий диагностику пациентов и виртуальную реальность.

    Говорят, нет понятия правильный или неправильный выбор. Есть лишь выбор и последствия после. Герой статьи решил рискнуть и поехал за мечтой, которую сегод ...

2 Comments

  1. Emil

    Тема интересная и аутуальная и интервью нвдо сказать, в общем, интересное. Но человек предпринял 3 попытки создать бизнес в сфере кино и все неудачные, что показывает, как минимум, его непрофессионализм именно в этой сфере. Уверен, что в других сферах, например, в эвент бизнесе, он может быть успешен, но ведь не в кино. И как можно его мнение считать экспертным и предлагать читателью? Интервью было интересное, но когда я дочитал, то пожалел о времени которое на него потратил. Потому, что человек, который 3 раза не предугадал тренды и потребности в одной сфере и потерял вклады и свои и доверившихся ему инвесторов, не может учить других или быть экспертом мнению которого нужно прислушиваться. Ничего личного, кстати) Только бизнес.

    1. Шамиль

      Согласен с вами абсолютно, поскольку я являюсь одним из тех вкладчиков в его бизнес в Ройял парке, и оборудование, которое он использовал на бульваре , было оттуда. Два года уже прошло с момента вложения, Рашид уже в Киеве год, и до сих пор не вернул всю сумму. человек , с которым бизнес строить невозможно абсолютно, и могу предоставить многочисленные доказательства.

Добавить коментарий

Войти с помощью: